Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

  • В едином порыве, или О синхронизации в риск-менеджменте
20.04.2018 Аналитика
В едином порыве, или О синхронизации в риск-менеджменте

К чему должны быть готовы составители международной отчетности в 2018 году



Cтаринная английская поговорка «Dо not put all eggs in one basket» («Не кладите все яйца в одну корзину») как нельзя лучше отражает основной принцип портфельного управления, где состояние кредитного портфеля определяется не только уровнями рисков его компонентов, но и степенью их связанности между собой. И, если синхронизация кредитных дефолтов представляет собой главную угрозу для любого финансового учреждения, то синхронизация в банковских процессах является целью, значимость которой со вступлением в силу МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты» существенно возрастает.

Важность понимания корреляций и соответствующих им концентраций рисков подчеркнута во второй части Базельских соглашений, в соответствии с которыми риск концентрации определяется как «какое-либо требование или группа требований, могущих привести к достаточно большим убыткам (относительно величины капитала банка, общей суммы активов или общего уровня риска) и создать угрозу надежности банка или его способности осуществлять основную деятельность».

Возможные ошибки в оценке корреляций могут быть намного более чувствительными, чем ошибки в оценке вероятности дефолта того или иного актива. Это наглядно продемонстрировал мировой финансовый кризис 2007-2008 годов, выявивший несовершенство моделей для оценки корреляций. Как отметил в посткризисный период глава Standard & Poor’s в России Алексей Новиков, «мы просто не предполагали, что активы, столь хорошо диверсифицированные, поведут себя, как один большой монолитный актив».

Вступивший в силу МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты» основан на модели ожидаемых потерь (expected loss)

В ходе обсуждения необходимости изменений в Базель II и выработки действенных методов управления рисками концентрации в 2009 году российской школой риск-менеджмента был разработан «FEBA-подход» который, как отметила аналитическая компания Roubini Global Economics, «может быть полезен для управления кредитным портфелем банка — по принципу активного управления концентрацией риска и контроля прибыли относительно риска». Что также важно, предусмотренная подходом кластеризация кредитного портфеля путем выделения групп контрагентов, принадлежащих к разным типам поведенческой реакции, может эффективно использоваться и для совершенствования банковских систем раннего оповещения о возможных рисках погашения кредитов заемщиками (EWS).

Другой проблемой, выявленной в ходе анализа причин кризиса, стал недостаток консерватизма МСФО (IAS) 39 «Финансовые инструменты: признание и оценка» и предусмотренной им модели понесенных убытков (incurred loss), в которой события, приводящие к убыткам, происходили раньше, чем создание резервов под данные убытки.

Вступивший в силу МСФО (IFRS) 9 «Финансовые инструменты» основан на модели ожидаемых потерь (expected loss). Он требует от кредитной организации создания резервов с даты выдачи кредита и выделяет три этапа резервирования в зависимости от изменения уровня кредитного риска. Таким образом, в финансовой отчетности стала отображаться вероятность наступления дефолта заемщика.

 

Приоритетные направления, требующие согласования с подходами МСФО 9

Приоритетные направления, требующие согласования с подходами МСФО 9

При этом вероятность дефолта (PD) согласно МСФО 9 должна меняться по мере того, как организация будет проходить через этапы экономического цикла. Поэтому PD, рассчитанные согласно Базельским соглашениям на основе философии Through-the-Cycle (ТТС), для использования в рамках МСФО 9 должны быть откалиброваны с учетом прогнозной информации и причинно-следственных (каузальных) факторов. Важным преимуществом использования каузальных моделей риска является то, что опасные концентрации рисков могут быть выявлены заблаговременно. Это заключение соответствует принципам Международной ассоциации кредитных портфельных менеджеров (IACPM), согласно которым необходимо учитывать возможность появления новых концентраций риска в кредитном портфеле.

Использование модели ожидаемых потерь МСФО 9 может привести к росту волатильности резервов и осложнить процесс управления ими, и теперь помимо непредвиденных убытков по кредитам (unexpected losses) прибыль банков зависит и от неожиданных всплесков в МСФО 9 (unexpected spikes in IFRS 9). При этом в качестве основных драйверов роста волатильности резервов, сформированных в соответствии с МСФО 9, эксперты компании Moody’s Analytics выделяют:

• склонность point-in-time оценок меняться со временем;

• риск существенных корректировок макроэкономических прогнозов;

• риск одновременного перехода активов с этапа на этап, который может оказывать существенное влияние на коррелированные сегменты портфеля во время экономических спадов.

С учетом того, что МСФО 9 не предписывает конкретных методов расчета, а лишь определяет пределы, в которых следует находиться, поведенческая модель резервов будет существенно зависеть от принятой банком модели оценки риска. Как следствие существенно возрастает роль риск-менеджмента и возможности использования всей «разумной и поддающейся поддержке» (reasonable and supportable) информации о прошлых событиях, текущих условиях и прогнозах будущих экономических условий.

МСФО 9 создает мост между учетом и управлением рисками, но это только начало

Кроме того, что внедрение МСФО 9 требует синхронизации с риск-менеджментом в части согласования ТТС- и PIT-подходов, стандарт будет оказывать влияние на другие бизнес-процессы, например, в части ценообразования. Другими словами, стандарт дает дополнительный импульс для синхронизации всех ключевых банковских бизнес-процессов.

В январе 2018 года Международная ассоциация кредитных портфельных менеджеров (IACPM) представила результаты исследования по вопросам внедрения МСФО 9. Количественная оценка необходимости проведения работы по синхронизации МСФО 9 со смежными областями представлена на рисунке.

Результаты проведенного исследования подтверждают приоритетность согласования подходов МСФО 9 с кредитным риск-менеджментом, а в качестве одного из возможных направлений работы авторы исследования выделяют доработку системы раннего оповещения (EWS).

Таким образом, МСФО 9 создает мост между учетом и управлением рисками, но это только начало. Используемые МСФО 9 принципы непредвзятости и PIT-философия оценки ожидаемых потерь являются для банков серьезным стимулом для внедрения лучшей практики проактивного портфельного менеджмента и систем раннего оповещения на основе FEBA-подходов, приоритет в разработке которых принадлежит российской школе риск-менеджмента.

Дальнейшие шаги по согласованию и синхронизации МСФО 9 с ключевыми бизнес-процессами позволят не только повысить прозрачность финансовой отчетности, но и обеспечить прибыльность и стабильность финансовых институтов.