Банковское обозрение

Финансовая сфера

08.05.2019 Аналитика
Верхи хотят, низы не могут

На рынке микрофинансирования компаний малого и среднего бизнеса сложилась парадоксальная ситуация — государство вроде бы создает меры финансовой поддержки для этого сектора, но они не работают. Средства для финансирования предпринимательских проектов вроде бы есть, но они дороги и получить их очень тяжело



Меры гарантийной и микрофинансовой поддержки, которые создало государство для развития малого и среднего бизнеса, практически не работают. Особенно остро этот вопрос стоит в регионах. К такому выводу пришла Счетная палата по итогам широкомасштабной проверки.

«В 2015–2017 годах за гарантийной поддержкой обратилось около 0,1% общего количества субъектов МСП, за микрозаймами — 0,3–0,4%. При этом выборочная проверка показала, что большинство предпринимателей, получивших поддержку, не улучшили свои финансовые показатели, а отдельные и вовсе прекратили свою деятельность вскоре после ее получения», — сказано в заявлении Счетной палаты.

Для поддержки МСП в регионах были созданы региональные гарантийные организации (РГО) и микрофинансовые организации предпринимательского финансирования (МФО). При этом в законодательстве не прописана их организационно-правовая форма. В результате на начало 2019 года почти 20% РГО и около 9% МФО — это коммерческие организации. «Коммерческие организации в первую очередь нацелены на получение прибыли, а это может противоречить цели создания региональных гарантийных и микрофинансовых организаций — обеспечить доступ субъектов МСП к финансовым ресурсам», — отмечается в сообщении.

Заместитель министра экономического развития России Вадим Живулин согласен с замечанием Счетной палаты. «В настоящий момент действительно нет прямого запрета на ту или иную организационно-правовую деятельность этих организаций. Однако с учетом сложившейся практики стоит либо рекомендовать, либо законодательно закрепить невозможность коммерческой деятельности таких предприятий», — заявил он.

На начало 2019 года почти 20% РГО и около 9% МФО — это коммерческие организации

Предлагается установить единые требования к деятельности микрофинансовых организаций. В настоящее время условия, по которым они предоставляют микрозаймы субъектам МСП, различаются, так как устанавливаются внутренними документами самих МФО.

В ходе проверки Счетная палата выявила случаи, когда микрозаймы были предоставлены субъектам МСП, которые сами оказывали финансовые услуги, в том числе по выдаче займов и кредитов, а также осуществляли коллекторскую деятельность. Это единичные случаи, однако допускать такого нельзя. Поэтому Счетная палата требует внести изменения в законодательство в части установления запрета на оказание поддержки таким субъектам МСП.

Кроме того, проверка показала, что показатели результативности использования субсидии на господдержку МСП не позволяют оценить деловую активность ее получателей, так как нет показателей роста прибыли, выручки, прироста величины активов. В итоге невозможно установить влияние мер гарантийной и микрофинансовой поддержки на достижение показателей развития МСП в регионах, равно как и вклад субъектов МСП в экономику. При этом инвестиции в данный инструмент поддержки растут: в нацпроекте «Малое и среднее предпринимательство» на 2019–2024 годы на докапитализацию МФО предусмотрено 22,9 млрд рублей, на РГО — 15,6 млрд рублей. Из них 93,5% — средства федерального бюджета.

Почему поддержка буксует?

Поддержка МСБ — гораздо более сложный сегмент, чем микрозаймы, выдаваемые физическим лицам, и требует не менее тщательной экспертизы, говорит младший директор по банковским рейтингам агентства «Эксперт РА» Иван Уклеин. Он отмечает, что прослойка качественных заемщиков малого бизнеса достаточно небольшая и зачастую уже прокредитована банками по ставкам 15–25% годовых.

За микрозаймами под 20–50% годовых обращаются либо «отказники» банков, либо участники тендеров и сезонных распродаж, таких, как, например, торговля цветами накануне 8 марта. Этот период продажи цветов отбивает высокую ставку по микрозайму под «оборотку», отмечает Уклеин. Также за микрозаймами обращаются высокорискованный сегмент микробизнеса и индивидуальные предприниматели.

Почти вся поддержка предпринимательства на рынке МФО концентрируется вокруг региональных и муниципальных фондов поддержки бизнеса. Такие фонды осуществляют деятельность на основе региональных субсидий, выдавая микрозаймы по льготным ставкам и почти всегда функционируя как некоммерческий институт развития, а не бизнес-единица на рыночных условиях, добавляет эксперт. Основное препятствие для развития подобных фондов — высокий спрос на микрозаймы на фоне ограниченности целевого финансирования в бюджетах. Из-за сравнительно высокой срочности микрозаймов в один — три года фонды поддержки МСБ не успевают получать необходимый объем субсидирования для расширения своей деятельности.

Есть регионы, где меры поддержки малого бизнеса работают

Для того чтобы меры поддержки работали и бизнес процветал, надо относиться к финансовому планированию так же, как это делают крупные компании, то есть серьезно.

Показатели результативности использования субсидии на господдержку МСП не позволяют оценить деловую активность ее получателей, так как нет показателей роста прибыли, выручки, прироста величины активов

Евгений Кузьмин, владелец семейной кондитерской «Варина мама» из Воронежа, так рассказал об ошибках развития своего бизнеса. Его жена, кондитер по образованию, будучи в декрете, увлекалась изготовлением тортов для друзей. Потом дело дошло до того, что кухня превратилась в кондитерский цех, и жить в квартире стало невозможно. Кузьмин продал свой бизнес по разливу лимонада за 200 тыс. рублей, и примерно такой же суммы ему не хватало для старта первой кондитерской. Тогда он познакомился с Фондом поддержки малого предпринимательства Воронежской области. И ему пришлось писать бизнес-план, после защиты которого 23 мая 2015 года в соседнем подъезде он снял нежилую квартиру и там открыл первый цех. «Мы готовили торты на кухне, продавали в зале, а вход устроили через балкон. В компании работало сначала пять, потом десять человек, и очень скоро стало тесно. Мы стали отказываться от заказов, а это для бизнеса — негатив. Назрел вывод: надо снова переезжать», — рассказал Кузьмин. Они с женой снова обратились в Фонд, и в конце 2017 года защитили новый бизнес-план, открыли еще две кондитерские, при этом одну — в самом центре, на улице Революции, с расчетом уже на гостей города.

«Мы долго стремились к обороту в 2 млн рублей и думали, что прибыль при таком обороте будет 400–600 тыс. рублей. Достигли — а оказалось, что прибыли у нас нет никакой. Пришлось вводить планирование, учет остатков на складах, и мы постепенно поняли, где у нас хромают издержки и как при большом обороте все же не терять прибыль», — поделился своими соображениями Евгений Кузьмин. При этом семья открыла даже школу кондитеров — и все это при помощи микрозаймов и поддержки Фонда.

Алексей Шкарин, владелец компании «Баклер», отметил, что однажды он «влез» в довольно большой заказ по поставке рабочей одежды из Иваново через Москву в Воронеж. На первом этапе ему помог Фонд поддержки МСП, но оказалось, что предприятие просто не успевает выполнить весь объем его заказа — не хватает мощностей. Пришлось прибегать к получению банковского кредита, чтобы как-то выкрутиться, заказать форму в других местах и выплатить неустойку. На этом этапе он провалился в убытки и чуть не потерял бизнес. Именно этот случай и научил его относиться к финансовому планированию на всем пути жизни бизнеса с повышенной серьезностью.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм

Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной