Банковское обозрение

Финансовая сфера

19.08.2019 Best-practice
Залог корпоративных прав

Как найти баланс между интересами залогодателя и залогодержателя



При залоге акций и долей, пожалуй, главный вопрос — кто и как будет управлять компанией на время залога. При залоге акций корпоративные права «по умолчанию» осуществляет залогодатель, в случае с ООО — залогодержатель. Однако договором залога эти правила можно изменить1, что нередко приводит к спорам и конфликтным ситуациям.

Одним из наиболее нашумевших споров в данной сфере по праву можно признать дело ООО «Молочная компания Агробизнес»2. В нем впервые залогодержатель осмелился размыть долю залогодателя со 100 до 6,67%, но в итоге это не нашло понимания у судей. Однако после этого дела далеко не всегда суды вставали на сторону участника-залогодателя. Таким образом, у недобросовестных залогодержателей появился механизм для перехвата контроля и приобретения (захвата) бизнеса по заниженной в десятки, а то и в сотни раз цене.

Еще один показательный пример — свежее дело ООО «Монпансье». В нем владельцы безуспешно пытались оспорить смену директора, которую произвел банк «Пересвет», получивший доли предприятия в залог для обеспечения выданного ранее кредита3. Мажоритарный участник утверждал, что повода для увольнения директора не было, а банк просто пытается захватить операционный контроль над обществом. Однако суды трех инстанций ничего противоправного в действиях банка не увидели и в требовании отказали. В зеркальной ситуации в деле ООО «Инвестиционная компания «Альянс» суды удовлетворили иск банка «НеваСтройИнвест», в залоге у которого находились доли общества, вернули прежнего директора, ведь собственники провели смену руководителя втайне от банка4.

Как становится очевидным, чаще всего данным механизмом пользуются банки, в том числе с госучастием. Так, в 2018 году по инициативе банка ВТБ основатель и гендиректор «Техносерва» Алексей Ананьев был отстранен от управления компанией, новым руководителем стал старший вице-президент этого банка Дмитрий Трошенков. Это стало возможным благодаря тому, что ВТБ владел напрямую 40% компании и получил в залог еще 49,9% под кредитование операционной деятельности. По мнению банка, Ананьев допустил ряд грубых ошибок, которые довели компанию до предбанкротного состояния. Сейчас в отношении компании суд ввел процедуру наблюдения, за которой может последовать признание банкротом5,

Иногда банк может стать промежуточным звеном в перехвате корпоративного контроля. Именно так произошло в деле ООО «Металл-групп», которому Газпромбанк выдал крупный кредит, взяв саму компанию в залог. Затем банк уступил свое право залога в пользу ПАО «Северсталь» 6. Владелец бизнеса поспешил в суд, чтобы оспорить эту сделку, ведь он вел переговоры с банкирами о погашении долга и скорейшем возврате актива под свой контроль. Однако слишком долгий возврат денег интересовал банк гораздо меньше, чем быстрая передача бизнеса Северстали. и суды посчитали действия банка полностью законными.

Все эти примеры наглядно свидетельствуют о том, что передача корпоративного контроля в залог порождает значительные правовые риски: от смены директора и вмешательства в операционную деятельность до полной потери контроля над бизнесом. В большинстве случае получаемый в залог актив для залогодержателя является непрофильным, что порождает некомпетентные управленческие решения, порой ставящие компанию на грань банкротства, или желание быстро перепродать актив с выгодой для себя. Эти и другие проблемы, вытекающие из залога корпоративных прав, обсудим на нашей панели в рамках Третьей практической конференции FinLegal о залогах , которая состоится 24 сентября.


1 Пункт 2 статьи 358.12 Гражданского кодекса Российской Федерации.
2 Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.03.2017 по делу № А36- 5304/2016.
3 Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.07.2019 по делу № А56-81071/2018.
4 Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.04.2017 по делу № А56-22247/2016.
5 См. дело № А40-43329/2019.
6 Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.04.2018 по делу № А13-14649/2017.




Сейчас на главной