Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Цифровой бизнес под налоговым колпаком: проблемы и перспективы
25.06.2020 Best-practice
Цифровой бизнес под налоговым колпаком: проблемы и перспективы

В то время как перед представителями большинства секторов экономики остро стоит вопрос выживания, интернет-бизнес не только устойчив, но и увеличивает прибыль в условиях перехода экономики в онлайн. Именно поэтому правительства многих стран в поисках источников пополнения бюджета обращают взор на участников цифрового бизнеса как на налогоплательщиков. Однако с их налогообложением есть ряд проблем: традиционный фискальный инструментарий в силу специфики деятельности интернет-компаний не так-то просто применить. Разберемся, почему и каковы возможные последствия модернизации налогообложения таких компаний


Александр Башков
Руководитель проектов Mikhailov & Partners Private Services Group

Цифровому налогу быть?

Мир во время пандемии претерпевает глобальные изменения, практически все сектора экономики испытали эффект локдауна. Но есть и исключения: интернет-бизнес не просто не пострадал, но и стал бенефициаром в столь сложных условиях. Такие американские гиганты, как Netflix, Facebook, Apple, Alphabet и Microsoft, отчитались, что в первом квартале 2020 года заработали суммарно 234 млрд долларов, что превышает показатели аналогичного периода в прошлом году почти на 15%. Поэтому неудивительно, что правительства многих стран в поисках дополнительных источников пополнения бюджетов в очередной раз обратили взор на цифровой бизнес.

Отсутствие, извините за тавтологию, физического присутствия цифровых компаний в странах, где они ведут бизнес, делает практически невозможным для налоговых органов сбор налога на прибыль, полученной зарубежными «технологическими гигантами». Действующие налоговые соглашения между странами, заключенные с учетом принципа «неконтролируемой торговли», не смогли решить проблему, связанную с налогообложением компаний — представителей цифровой экономики.

Идея «налога на “цифру”» в целом не нова. Например, в России уже с 1 января 2017 года действует так называемый налог на Google, который обязал такие компании, как Google и Apple, стать налоговыми агентами, и их «цифровые продукты» были обложены НДС, составляющим с 2019 года 20% (до этого ставка была 18%). При введении данного налога в первую очередь пострадали сами пользователи, потому что для них моментально стоимость приложений и ПО выросла на те самые 18–20%. 

Примечательно, что 20 мая этого года рабочая группа Совета Федерации направила вице-премьеру РФ Андрею Белоусову предложение о введении налога для потребителей цифровой продукции: предлагается «рассмотреть вопрос о введении цифрового налога (digital tax), предусматривающего налогообложение в стране нахождения потребителей цифровой продукции». Подробного описания предлагаемого налога пока нет, но посмотрев на предложения европейских стран, можно предположить, что дополнительным налогом будет облагаться прибыль компаний, ведущих деятельность по всему миру, при этом основную налоговую нагрузку эти компании несут в стране юридической регистрации.

Реакция США и Европы

Правительство США негативно реагирует на подобные инициативы, и это понятно, потому что большинство глобальных цифровых компаний родом из США и руководство Белого Дома не планирует делиться налогом с другими странами. Отличным примером этого является прошлогодняя ситуация, когда Франция планировала ввести налог на цифровые услуги — DST (сокр. от The Digital Services Tax). Президент США Дональд Трамп незамедлительно отреагировал и пообещал в ответ повысить в два раза таможенные пошлины на импортируемые французские товары. Оценив риски, французское правительство временно отступило, ведь под угрозой оказался рынок размером 2,5 млрд долларов. В июне 2020 глава казначейства США Стивен Мнучин со своей стороны направил предупреждения своим коллегам из Великобритании, Испании, Италии и Франции с предупреждением о недопущении одностороннего введения цифрового налога. В письмах также сообщается, что в случае его введения, США введут ответные меры.

Но несмотря на возможные негативные экономические последствия от ввода санкций со стороны США, процесс внедрения подобного налога — это только вопрос времени. На текущий момент шесть стран Европы уже объявили о намерении введения такого налога, среди них: Австрия, Франция, Венгрия, Италия, Турция и Великобритания. Другие страны — Чехия, Словакия, Испания, Латвия, Норвегия и Словения — пока занимают выжидательную позицию и только обсуждают его реализацию. И хотя карантин подстегнул желание других стран поскорее внедрить данный налог, карантинный режим временно заморозил работу Организации экономического сотрудничества и развития по разработке и имплементации единых правил налогообложения для цифровых компаний.

Особенности цифрового налога

Если взглянуть более предметно на французский и другие европейские идеи о цифровом налоге, то можно выделить несколько особенностей.

Во-первых, налог будет распространяться на компании, предоставляющие услуги цифровой рекламы и «цифрового интерфейса», чьи доходы в основном поступают от сбора, обработки и использования данных конкретных пользователей цифровых услуг.

Во-вторых, в каждой стране планируется облагать налогом не прибыль всей компании или группы компаний, а выручку, полученную от использования данных внутри именно этой страны. Для этих целей сначала будет оцениваться общегрупповая выручка корпорации и затем определяться налоговая база отдельно для каждой компании группы.

В-третьих, планируется, что DST будет взыматься по единой ставке с валовых доходов, т.е. с соответствующей выручки «целевых компаний» — компаний, получающих доход от населения конкретной страны, и никакие расходы не будут вычитаться из налоговой базы.

Индонезия рискнула

Внедрение налога на цифровые сервисы и компании в одностороннем порядке — рискованный шаг, так как подобная инициатива может нарушать большое количество действующих международных норм и договоров. На международном уровне данный налог может конфликтовать: 

  • с мораторием ВТО на таможенные пошлины на электронные сервисы;

  • с генеральным соглашением ВТО о торговле услугами;

  • с индивидуальными или двухсторонними действующими соглашениями между странами.

И пока европейские страны оценивают риски и разрабатывают план внедрения своего DST, Индонезия уже опубликовала подробную информацию о вводимом налоге на цифровые услуги. С 1 июля 2020 года новый налог вступает в силу, и по своей сути он похож на наш, российский, ранее упомянутый налог на Google.

Индонезия уже опубликовала подробную информацию о вводимом налоге на цифровые услуги. С 1 июля 2020 года новый налог вступает в силу, и по своей сути он похож на наш, российский, ранее упомянутый налог на Google

Иностранные поставщики цифровых услуг будут обязаны платить НДС по ставке 10% со стоимости услуг, оказанных жителям Индонезии. Внедрение данного налога напрямую связано с эффектом, оказанным пандемией. Официальные представители Индонезии заявили, что такие компании, как Netflix и Zoom, резко увеличили свою аудиторию во время пандемии и получают большую прибыль от местного населения. Последуют ли со стороны США ответные меры, мы увидим в ближайшее время.

Свободная эра Интернета подходит к концу

В итоге мы видим следующее: несмотря на возможные экономические «возражения» со стороны США и возможные юридические коллизии при определении налоговой базы для транснациональных «цифровых» гигантов, многие страны внедряют или планируют внедрить налог на деятельность цифровых компаний, потому что видят, что цифровой сектор экономики за последние 20 лет стал не менее важным, чем традиционные промышленные и торговые сектора. Но вопрос о том, можно ли и нужно ли применять к интернет-компаниям традиционные принципы и правила налогообложения, все еще остается открытым.

Одно можно сказать наверняка: свободная эра Интернета подходит к концу, туда все глубже погружается регулирование, и больше всего от этого страдают конечные пользователи. Будет ли это «просто» удорожание продуктов и услуг или последует полное лишение доступа к привычным сервисам? За негативным примером в данном случае далеко ходить не нужно, достаточно просто вспомнить Китай с его «Великим китайским файерволом».




Читайте также

Сейчас на главной