Банковское обозрение

Финансовая сфера


27.05.2020 Best-practice
Круг сужается

Нидерланды планируют ввести реестр бенефициаров трастов


Реестр бенефициаров в Нидерландах — начало 

Законопроект о реестре бенефициаров трастов в Нидерландах был внесен на рассмотрение в местный парламент 3 апреля 2019 года. Публичное же обсуждение голландского законопроекта о реестре бенефициарных владельцев юридических лиц идет с 2017 года. Необходимо отметить, что во время прошлого обсуждения речь шла только о бенефициарах компаний, в отношении же таких структур, как трасты и фонды, ведение реестра бенефициаров не предполагалось.

Разница между акционером и бенефициаром

Акционер (учредитель, участник, собственник) компании — это лицо, можно сказать, юридически владеющее компанией. Лицо владеет акциями компании (долями компании) и внесено в реестр акционеров (участников). Разумеется, информация именно об акционерах (учредителях, участниках) давным-давно внесена во все реестры, и в подавляющем большинстве стран для подавляющего же большинства видов юридических лиц (акционерные компании, частные компании, некоммерческие организации) такие реестры являются публичными. Например, в России с помощью сервиса «Проверь себя и контрагента» на официальном сайте ФНС (nalog.ru) можно получить «за пару кликов» выписку из ЕГРЮЛ — Единого государственного реестра юридических лиц — по любой российской компании. В данной выписке будут указаны и лица — учредители и/или участники. Конечно, если речь идет о российском акционерном обществе, то в выписке ЕГРЮЛ будут указаны только акционеры, учредившие это общество, а сведения о текущих акционерах будут содержаться в Реестре акционеров. Налоговая служба такие реестры не ведет, это задача специальных компаний — депозитариев.

Бенефициар — это лицо, которое может являться акционером (частником, учредителем) или юридическим владельцем компании, а может им и не являться, но при этом получать от компании непосредственную выгоду (benefit — отсюда и «бенефициар» или «выгодоприобретатель). Если бенефициар не является акционером, то очень часто акционеров называют номинальными акционерами, а бенефициаров довольно часто — реальными владельцами. И когда где-то говорят о «реестре бенефициаров», то имеют в виду, что акционеры (или номинальные акционеры) и так уже внесены в реестр, а речь идет о реестре именно «реальных владельцев».

Создание общего реестра бенефициаров компаний было самым большим новшеством Директивы Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2015/849 от 20 мая 2015 г. «О предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма, об изменении Регламента (ЕС) 648/2012 Европейского Парламента и Совета ЕС и об отмене Директивы 2005/60/EC Европейского Парламента и Совета ЕС и Директивы 2006/70/EC Европейской Комиссии» (Четвертой «антиотмывочной» директивы EC (4 AML), опираясь на которую Нидерланды начали обсуждение и имплементацию соответствующих мер. На сегодняшний день парламент уже приял Закон о создании публичного реестра, но его реализация находится в процессе имплементации: предусмотрен переходный период до 10 июля 2021 года, к этому сроку все компании должны подать необходимую информацию.

В свою очередь, Пятая «антиотмывочная» директива (5 AML) обязывает все страны ЕС создать открытый реестр бенефициаров трастов (и им подобных структур) в срок до конца января 2020 года. Несмотря на то что срок уже прошел, правительство Нидерландов только недавно опубликовало проект Закона по созданию публичного реестра бенефициаров трастов и других подобных структур.

Особенности раскрытия информации о бенефициарах трастов

Проект Закона требует от управляющих трастов и фондов передавать необходимую информацию о бенефициарах трастов (фондов), учрежденных под голландской юрисдикцией, в Торговую палату Нидерландов, которая будет держателем соответствующего реестра. Однако — и это очень важно — требование о передаче информации в реестр будет также распространяться на трасты и фонды, учрежденные в иных государствах, в том числе — за пределами Евросоюза, если такие трасты (фонды) владеют недвижимостью (либо приобретут ее) или осуществляют иную экономическую деятельность на территории Нидерландов. То есть, если траст учрежден по законодательству Великобритании или Швейцарии, но владеет недвижимостью в Нидерландах, сведения о бенефициарах такого траста должны быть поданы в Торговую палату Нидерландов.

Важно отметить, что такой показатель, как «минимальная доля участия», начиная с владения которой лицо признается «раскрываемым» бенефициаром траста (фонда), отсутствует.

Информация и ее доступность

Основная часть персональной информации о бенефициарах будет «закрытой», доступной только определенным компетентным органам, а также подразделению финансовой разведки. Это следующая информация:

  • номер социального страхования / идентификационный номер налогоплательщика (ИНН);
  • страна и место рождения бенефициара;
  • адрес;
  • копия паспорта / удостоверения личности;
  • документы, подтверждающие, что лицо является бенефициаром;
  • документы, подтверждающие характер и размер принадлежащего лицу бенефициарного интереса;
  • документы, подтверждающие информацию о трасте.

В публичном доступе будет находиться следующая информация, ее может посмотреть любой желающий:

  • название и тип траста; 
  • дата и место его учреждения и его назначение; 
  • ФИО каждого бенефициара, месяц и год рождения; 
  • гражданство и страна проживания каждого бенефициара; 
  • доля участия (если ее можно определить).

Защитить свои персональные данные участники реестра смогут только в том случае, если они включены в официальные программы по защите и находятся в опасности.

Обсуждение законопроекта закончится в мае. Окончательный его вариант, как ожидается, будет представлен парламенту во второй половине 2020 года.

Глобальная прозрачность для трастов, фондов и аналогичных структур

Трасты считаются второй наиболее распространенной формой деятельности после компаний, которые могут использоваться в коррупционных схемах, схемах по уклонению от налогообложения или в деятельности по легализации доходов, полученных преступным путем. Такую «славу» трасты заслужили как раз потому, что управляющие трастами осуществляют деятельность в интересах бенефициаров, которые обычно скрыты.

Во многих странах управляющие траста обязаны сразу собирать информацию о том, кто является учредителем траста и откуда у него активы, кто является протектором и кто является бенефициаром (получает доход или активы при роспуске траста). При этом, если национальное законодательство государства не предусматривает наличия такой формы владения, как траст, то госорганы могут запросить у управляющего трастом из другой юрисдикции раскрыть информацию о бенефициаре, если данный траст планирует приобрести активы в этой стране.

Однако вся информация хранится именно у управляющих и предоставляется ими только компетентным государственным органам и только в установленных законодательством случаях. Теперь же ситуация будет меняться.

Первым практику полной прозрачности и открытого реестра бенефициаров внедрила Аргентина. Из европейских стран передовой стала Великобритания, на которую потом начали равняться и другие государства Европы. 

С тех пор как в 2016 году впервые был опубликован реестр бенефициаров Соединенного Королевства, в стране регулярно анализируют миллионы записей о правах собственности. Основной упор делается на выявление скрытых структур владения у политически значимых персон (PEP — politically exposed person). Используя открытые источники данных о политиках и сравнивая его с реестром, британцы обнаружили, что 390 бенефициаров британских компаний были, вероятно (highly likely, как любят в последнее время выражаться в Туманном Альбионе), политиками со всего мира, что дает повод для дополнительной проверки этих трастов.

В «слепом трасте» бенефициарами являются наследники, но они до определенного времени не знают об этом

С 15 марта 2018 года государственный реестр бенефициаров был введен в Словакии. Это позволило выяснить, что премьер-министр Андрей Бабиш был фактическим владельцем сельскохозяйственной компании, которая получала субсидии ЕС. А поскольку Европарламент ранее определил, что политики не должны получать субсидии ЕС, раскрытие такой информации привело к подаче жалоб в Европейскую комиссию.

Комиссия расследовала инцидент и в 2019 году подтвердила, что у Бабиша был конфликт интересов, после чего постановила, что премьер-министр должен вернуть 17 млн евро субсидий, полученных за предыдущие два года.

Что ждать дальше?

Недавно мы писали о введении реестра бенефициаров на Сейшелах, при этом сейшельский реестр будет комбинированным, содержащим информацию о бенефициарах как компаний, так и трастов. Сейшельский реестр будет конфиденциальным: правом доступа к нему будут обладать только уполномоченные государственные органы. Но нужно понимать, что это отнюдь не означает, что сведения из такого реестра не могут быть переданы компетентным органам других государств. А это значит, что к осуществлению мер, направленных на борьбу с легализацией преступных доходов, уклонением от уплаты налогов, выявление и предотвращение коррупции, подключаются также офшорные юрисдикции вслед за крупными странами.

В то же время трасты — это вовсе не обязательно «черные деньги», у них есть, безусловно, и «белая сторона». Трасты и фонды — по-прежнему очень эффективный инструмент защиты активов и наследственного планирования. С этой точки зрения, слишком публичные реестры бенефициаров могут быть и существенным «перегибом». Например, нередко владелец крупного состояния не хочет преждевременно раскрывать своим потенциальным наследникам, как он планирует распорядится наследством. Один из механизмов — это «слепой траст», в котором бенефициары — и есть наследники, но они до определенного времени не знают об этом. В таком случае публичность реестров (намеренная или произошедшая случайно) работает против воли «отца-основателя» благосостояния. Остается надеяться, что государства найдут баланс между частными и общественными интересами при ведении и использовании информации из реестров бенефициаров трастов.