Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Open Banking: Как соединить ледниковый период с прогрессом
05.06.2019 Аналитика
Open Banking: Как соединить ледниковый период с прогрессом

Открытые API в банковской отрасли набирают все большую популярность во всем мире — в рамках государственных программ или по инициативе самих банков. В России, как показала организованная «Б.О» 2-я практическая конференция по открытым банковским платформам и Open API, рынок созрел для открытости, но с необходимостью вмешательства государства пока не определился



Фото: Константин Родионов

Фото: Константин Родионов

Зачем Open Banking клиентам

Преимущества открытости банков наиболее очевидны для клиентов. Руководитель направления «Развитие открытых API» Ассоциации Финтех Игорь Рамазанов считает, что поколение миллениалов сформировало высокие требования к онлайн-услугам и готово получать финансовые услуги от технологических компаний. В то же время пока на лицо монополизация банковского рынка: в США 46% активов сосредоточено в пяти крупнейших банках, в России 75% зарплатных транзакций проводят два банка.

Преимущества для клиента, которые дает Open Banking, по мнению Игоря Рамазанова:

• новые удобные клиентские сервисы, в которых финансовые услуги встроены в контекст;

• новые клиентские приложения и сервисы, интегрированные с разными финансовыми организациями

• финансовые маркетплейсы и удобство выбора финансовых услуг;

• индивидуальное финансовое планирование и управление счетами в разных банках.

То есть клиент явно выигрывает, получая более удобные интерфейсы для выбора и использования финансовых услуг.

С банками все не так очевидно

Сложнее обстоят дела с финансовыми организациями, они чаще задают вопрос: «Что мы получим, дав доступ сторонним организациям к нашим сервисам?». Есть опасения, что банк может превратиться в «трубу», потеряв контакт с клиентом. Поэтому в Европе, где стандарт PSD2 делает открытие API обязательным, некоторые банки занимают позицию жертвы, считая, что их заставили делиться прибылью. Виктор Достов, председатель Ассоциации «Электронные деньги», на это отвечает, что владение клиентом в этом случае меняется на возможность более активного взаимодействия с ним. Например, многие говорят, что создавать сделать отдельное приложение для людей пожилого возраста, но для каждого банка это очень тяжелая и неэффективная работа. Если финтех-стартап делает красивое приложение для них — с большими буквами и кнопками, то подключившиеся к нему банки получают доступ к этой аудитории. Вместо снимающих раз в месяц наличные в банкоматах клиентов появляются активно пользующиеся счетами.

 

Екатерина Фроловичева (Газпромбанк), Виктор Достов, (Ассоциация «Электронные деньги»). Фото: Константин Родионов

Екатерина Фроловичева (Газпромбанк), Виктор Достов, (Ассоциация «Электронные деньги»). Фото: Константин Родионов

Екатерина Фроловичева, вице-президент, начальник департамента информационно-технологических инноваций Газпромбанка, назвала это задачей «как соединить ледниковый период с прогрессом». Для ГПБ открытие API стало возможностью активизировать работу с инновациями, расширить каналы дистрибуции. Но для этого организация должна быть готова к высокой динамике. Хочется подключать любой канал дистрибуции за три дня, но с учетом регулирования и требований отдела безопасности по факту на это уходит два месяца.

Вмешательство регулятора (не)требуется

Мнения о том, насколько регулятор должен подталкивать банки к открытости и насколько стандартизированными должны быть API, существенно различаются. Игорь Рамазанов из АФТ разделил подходы к регулированию на четыре варианта в зависимости от стандартизации открытых API и принуждения к их внедрению:

1. Дипломат. Наиболее демократичная позиция регулятора, принятая, например, в Сингапуре. Регулятор поощряет инновации, но не вмешивается. При этом, правда, нет и финансирования.

2. Адвокат. Поощряет инновации и продвигает стандарты, но проблемы с финансированием сохраняются. Подход принят в США и Новой Зеландии.

3. Архитектор. В Гонконге регулятор ввел принудительное внедрение, но не определил стандарты.

4. Командир. Вершина вмешательства регулятора, когда он заставляет открывать интерфейсы и вводит стандарты API. Подход принят в Европе, Великобритании и Австралии.

В России работа над стандартами ведется регулятором вместе с АФТ. Планируется выпуск отраслевого стандарта открытых API через Технический комитет № 122.

Стандарт финансовых организаций — его описание будет учитывать особенности законодательства РФ и мировой опыт. Стандарт состоит из требований к информационной безопасности и описания модели данных. Сроки его внедрения пока не определены.

Наиболее активную позицию в отношении стандартизации занимают представители отраслевых организаций. Роман Прохоров, председатель правления ассоциации «Финансовые инновации», считает, что стандарты нужны как можно скорее, потому что иначе у каждого будет «свой огородик», что приведет к закрытости рынка. «Конкуренция у нас все более странная, — сказал он. — Конкурирует уже регулятор с госбанками». Председатель Ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов также считает, что если внедрять стандарты открытого банкинга, то делать это нужно прямо сейчас, иначе года через три никаких малых банков и финтех-компаний уже не останется, и их внедрение пойдет на руку только монополистам.

 

Роман Прохоров (Ассоциация «Финансовые инновации»). Фото: Константин Родионов

Роман Прохоров (Ассоциация «Финансовые инновации»). Фото: Константин Родионов

Но сами банки и финтех-компании, похоже, не очень хотят соответствовать стандартам. Екатерина Фроловичева из ГПБ выступила за гибридную модель, когда регулятор способствует внедрению открытого банкинга, но не насаждает его, иначе, по ее мнению, банки действительно могут стать просто «трубой». «Те, кому надо, уже это делают», — сказала она. Основатель финтех-стартапа TalkBank Михаил Попов также считает, что открытые API нужны, но ,насколько они хороши у каждого в отдельности, покажет конкуренция. Чем лучше и доступней у организации API, тем больше партнеров к ней будет подключаться.

 

Андрей Хохлов (Сбербанк). Фото: Константин Родионов

Андрей Хохлов (Сбербанк). Фото: Константин Родионов

Андрей Хохлов, руководитель проектов дивизиона «Цифровой Корпоративный Банк» Сбербанка, также считает, что к API нужно относиться как к продукту и разрабатывать его со всеми соответствующими атрибутами — выявлениями потребностей клиентов, гибким управлением проектами и т.д. Тогда API будут действительно востребованы и принесут монетизацию. В Сбербанке уже сейчас через API проводится 2 млн транзакций в день.

Клиенты боятся, банки делают

За рубежом тем временем Open Banking набирает обороты. Как рассказал Игорь Рамазанов, Великобритания занимает в этом первое место — там девять банков уже опубликовали API. Но другие страны догоняют лидера: в Австралии 1 июля API должны опубликовать четыре банка, правительство Японии рассчитывает, что в 2020 году 80 банков будут вовлечены в инициативу открытия API. США в этом смысле пока отстают — возможно, из-за большого числа регуляторов и участников. Но там сам рынок организовал обмен финансовыми данными.

Чтобы оценить зрелость стран в области Open Banking, Ernst&Young создал отдельный индекс. По словам Томаса Мартина, партнера банковской практики компании, определяющими при этом выступают три фактора: регулятор, развитие инноваций в стране и сами клиенты — их мотивация и преграды. Согласно этому индексу, также лидирует Великобритания. Решающую роль здесь играет наличие самого большого в Европе финансового сектора и активного регулятора. А вот клиенты здесь, наоборот, выступают сдерживающим фактором — они довольно консервативны и очень опасаются последствий передачи их данных разным организациям. Это характерно и для Европы, где помимо Великобритании высокие позиции в индексе занимают Испания и Голландия. Возможно, это одна из причин, по которой внедрение PSD2 отстает от графика.

В Китае же, который занял второе место, наоборот, регулятор в этом смысле довольно пассивен, зато хорошо развит технологический сектор, а клиенты очень открыты и готовы делиться данными. Последствия хорошо заметны — в мобильных платежах в стране лидируют вовсе не банки. В Юго-Восточной Азии клиенты вообще более восприимчивы к инновациям, поэтому в индексе выделяются также Сингапур и Гонконг.

Данные преткновения

В дискуссии о необходимости открытия API с точки зрения банков и регуляторов, как заметил Андрей Хохлов из Сбербанка, часто забывают спросить самих клиентов. А клиенты боятся, что их данные утекут. Сейчас клиенты чаще всего вообще не понимают, что происходит с их данными: им дают какой-то объемный договор, который они подписывают, не читая. По мнению Андрея Хохлова, все участники обмена должны вступить в диалог, чтобы сделать этот обмен более прозрачным для клиента и тем самым ослабить его опасения.

И опасения клиентов, как говорит коммерческий директор компании «Валарм» Дмитрий Огородников, небеспочвенны — в 2018 году открылось много уязвимостей API и были атаки, направленные именно на API (среди их жертв — Facebook). Но в целом, по его словам, клиенты будут доверять компаниям тогда, когда вместо защиты данных в системе компании будут думать о защите интересов людей. Пока же у нас больше защищают данные для галочки: государство сказало, что надо что-то купить и зашифровать — купим и зашифруем.

Все это, по мнению директора дизайн-офиса СКБ Виталия Копысова, может привести к тому, что право на хранение данных будет вообще отозвано у коммерческих организаций — они будут храниться централизованно. Например, появится «золотая запись» в ЦБ, к которой клиент будет (или не будет) давать доступ другим организациям.

Рынок созрел

Рассуждая о будущем Open Banking через три года, участники рынка довольно оптимистичны. Виталий Копысов из СКБ Банка ждет, что будет много интересных проектов на понятных условиях. Михаил Попов из Talk Bank считает, что появится много межотраслевых решений, от которых выиграет потребитель.

«Будет Open API, а как — нам неважно. “Любая развитая технология неотличима от магии”», — вспомнил высказывание фантаста Артура Кларка директор по маркетингу сервиса онлайн-бухгалтерии «Кнопка» Станислав Николаев. Компания много работает с банками по API и видит, что техническая реализация хромает — было время, когда не исполнялись 10% платежек. Сейчас ситуация получше, но все равно далеко не идеальна. И все же, по мнению Станислава Николаева, участники рынка готовы: «Момент созрел — нужно договариваться».


Презентации спикеров

Алексей Колесников, iSimpleLab. APiSimpleBank. Открой свой банк заново!

Игорь Рамазанов, Ассоциация ФинТех. Open API: за и против

Евгений Иванченко, СКБ Контур. Как банку запустить новый сервис без затрат?

Андрей Хохлов, Сбербанк. Как мы строили FintechAPI в Сбербанке: API с человеческих лицом: что такое DX и почему он важен

Дмитрий Огородников, Валарм. Разработка, эксплуатация и защита. Как построить совместные процессы

Игорь Дмитриев, ДельтаКредит. Цифровая ипотека 20ХХ. Ипотечная платформа Росбанка готова к изменению рынка

Алексей Какунин, EmDev. Использование продуктов WSO2 для реализации решений Open Banking

Олег Чанчиков, APIBank, Сергей Посадский, КУБ. Как рынок (fintech, openbanking) помогает банкам адаптироваться к новым реалиям

Михаил Медведев, CASHOFF. Сервис импорта данных от CASHOFF — альтернатива открытому API, доступная уже сейчас. Кейсы создания новых банковских сервисов (на примере Тинькофф, Модульбанк, БКС)

Юрий Корнвейц, Лина Чуднова, Neoflex. Что нужно для создания API? Neoflex MSA Platform = WSO2 API Manger + OpenShift + CI/CD процессы




Присоединяйся к нам в телеграмм