Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

20.10.2018 Аналитика
Курс на ускорение

Что правильнее — создавать новую или модернизировать старую инфраструктуру, в чем преимущества систем быстрых платежей, что должны делать участники, оператор и регулятор для успешной работы системы быстрых платежей? На эти темы поговорили участники секции Fast Payments на Finopolis 2018



Совместная работа

«Широкое распространение мобильных устройств, сервисов, которые предоставляют потребителю возможность быстро и удобно совершать платежи, стали ключевыми предпосылками востребованности этого сервиса и у нас в России», — начала дискуссию Алла Бакина, директор департамента национальной платежной системы Банка России.

 

Секция № 1. Fast payments: мир и мы. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Секция № 1. Fast payments: мир и мы. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

Несколько цифр, которые это подтверждают: с 2016 по 2018 год этот показатель вырос более чем в два раза, с 25 до 54%; 97 из 100 платежей в 2017 году физлица проводили дистанционно, при этом каждый пятый такой платеж — через Интернет или устройство мобильной связи. «Создание системы быстрых платежей в России — это один из ключевых проектов развития национальной инфраструктуры, — сказала Алла Бакина. — И как раз сейчас мы над этим совместно работаем — Банк России, Национальная система платежных карт, Ассоциация по развитию финансовых технологий и банки — участники этой системы».

 

Алла Бакина, ЦБ РФ. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Алла Бакина, ЦБ РФ. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

Кроме того, по ее словам, реализация проекта, конечно, будет способствовать повышению финансовой доступности услуг при обеспечении безопасности, что крайне важно в современных условиях и в целом снизит издержки всех участников системы. Сегодня технологическая платформа уже разработана, НСПК и Банк России недавно завершили успешное тестирование этого взаимодействия, и с ноября на пилотной группе банков начнется ее тестирование.

Инфраструктура и пользователи

В России строится принципиально новая платформа платежей. О том, как технически это происходит, рассказал Владимир Комлев, председатель правления, генеральный директор НСПК — оператора платежной системы «Мир». «Мы используем самые новые технологии и самые современные способы онлайн-обработки сообщений, все самое лучшее, — поясняет эксперт. — При этом мы говорим об отделяемости этой платформы. Важный момент — оператором этой системы является Банк России, “Мир” является техническим провайдером, который должен в режиме 24/7 с высочайшей доступностью системы и отказоустойчивостью эти платежи обрабатывать как процессор и давать соответствующую отчетность, обеспечивать взаимодействие между всеми участниками и игроками этой инфраструктуры и этой экосистемы».

 

Владимир Комлев, НСПК. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Владимир Комлев, НСПК. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

Удобство пользователей — самое важное требование для всех, кто строит платежные системы и сервисы. При этом запросы современных пользователей сильно изменились за последние годы. По словам Яна Гаусдена, управляющего директора по развитию бизнеса Vocalink, от выбора технологий зависит не только скорость внедрения, но и востребованность, и здесь действительно еще очень важно понимать, что нужно рынку. «Платежная система должна работать 24/7, и, конечно, она была удобна для пользователей», — согласился Эли Ласкер, старший управляющий по рынку SWIFT.

 

Эли Ласкер, SWIFT. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Эли Ласкер, SWIFT. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

«Мобильный платежный сервис меняет модель поведения пользователя в нескольких направлениях, и это прежде всего связано в структуре некоторых используемых платежей», — заявила Екатерина Волынец, руководитель направления «Мобильные платежные сервисы» SAMSUNG Electronics Россия. Компания Samsung, например, подсчитала, что те, кто не использует мобильный платежный сервис, платит банковской картой в 47% случаев из 100% и использует наличные деньги как средство для оплаты покупок в 30% случаев из 100%. Те же, кто хотя бы один раз попробовал расплатиться картой в приложении Samsung Pay, начинают использовать сервис при каждом удобном случае, обращаясь к банковской карте только тогда, когда сервис недоступен для оплаты. Наличными в этом случае оплачивают не более 13%.

 

Екатерина Волынец, «Мобильные платежные сервисы». Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Екатерина Волынец, «Мобильные платежные сервисы». Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

Надежность и скорость

По словам Екатерины Петелиной, генерального директора Visa в России, рынок безналичных платежей в стране растет быстрыми темпами — больше 25% в год. И растет он прежде всего за счет замещения наличных транзакций безналичными. «Мы заинтересованы не столько в том, какой кусок пирога достанется тому или иному участнику рынка, а в том, чтобы этот пирог рос», — говорит она. Всем важно, чтобы и потребители, и банки, и ЦБ получили безопасный, надежный, удобный, доступный, низкозатратный сервис.

 

Екатерина Петелина, Visa. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Екатерина Петелина, Visa. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

 

При этом все участники системы платежей сегодня технологичны и готовы в этой области оперативно развиваться. К примеру, процессинговая система Visa может обрабатывать 65 тыс. транзакций в секунду. Компания также развивает p2p-платформу, переводы в рамках мессенджеров, аналитические сервисы для бизнеса и многое другое. В Райффазенбанке 60% платежей приходится на безналичный расчет клиентов, поделился Роман Зильбер, руководитель дирекции обслуживания физических лиц и малого бизнеса Банка. Показатель «безналичности» растет, год назад он составлял лишь 50%. При этом сегодня более 600 тыс. клиентов активно пользуются мобильным банком — этот показатель удвоился за год. Соответствующие показатели растут у большинства банков, что подпитывается ростом популярности именно мобильных устройств, уверен эксперт. Введение платежной системы в России, по мнению Романа Зильбера, будет еще более способствовать улучшению клиентского опыта в сфере безналичных платежей.

 

Роман Зильбер, Райффайзенбанк. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс

Роман Зильбер, Райффайзенбанк. Фото: Евгений Реутов / Росконгресс