Банковское обозрение

Финансовая сфера

19.09.2019 Аналитика
Не СРО единым и МСП во благо

На форуме «Банки России – XXI век» банкиры обсудили актуальные тенденции в развитии регулирования деятельности кредитных организаций, о новых регуляторных инструментах, которые могут появиться в условиях оцифровывания финансовой сферы, о развитии банкинга для МСП, а также о перспективах развития банков в целом


Фаина Филина
Обозреватель
Банковское обозрение

СРО в помощь

Ключевой темой на XVII Ежегодном банковском форуме, пронизывающей большинство сессий, стала быстро меняющая среда, в которой банки ведут свою деятельность. Это новые технологии, новые продукты, новые запросы клиентов, новые правила игры и даже новые регуляторные инструменты. К примеру, на одной из сессий эксперты обсуждали необходимость принятия закона о досудебной блокировке сайтов финансовых пирамид, а также о потенциальном росте числа и объема мошенничеств, связанных с ICO. На другой сессии глава ЦБ Эльвира Набиуллина рассказала о вреде «лишних» денег для развития отрасли. Интересный круглый стол был посвящен введению института СРО в банках.

 

Эльвира Набиуллина (ЦБ РФ). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

 

Эльвира Набиуллина (ЦБ РФ). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

По словам Георгия Лунтовского, президента Ассоциации банков России, тема СРО давно и активно обсуждается в банковской среде как между игроками рынка, так и между банками и ЦБ РФ. Банки сомневаются в нужности саморегулирования, не понимают, какие преимущества это дает и какие риски несет. По мнению Георгия Лунтовского, саморегулирование помогает развитию конкуренции на банковском рынке, а также способствует защите прав потребителей. Но от этого может вырасти административная нагрузка на игроков. У темы есть плюсы и минусы, и, в целом, банкам нужно больше информации об этом. Принятие решения о саморегулировании — новая точка в развитии сектора. Надо найти баланс между регулированием и саморегулированием; выстраивая структуру СРО, нужно учитывать «Базель» и другие нормативные акты, оценивать затраты для банков и конечных потребителей их услуг.

По словам Сергея Швецова, первого зампреда ЦБ РФ, на других сегментах финансового рынка (страхование, доверительное управление и ценные бумаги) опыт саморегулирования достаточно успешный, а в банках это пока проект, еще нет финальной версии, потому что это более сложная отрасль. «Любой стандарт — это прежде всего ограничение, СРО — это тоже своего рода ограничение, — заявил представитель Банка России. — Важно, чтобы это не помешало работе банков, рынка и выполнению планов банкирами». В ближайшее время ЦБ планирует обсуждать этику дистанционных продаж, скорее всего, не без участия робота. Роль саморегулирования в этой истории будет высока, потому что сфера совсем новая. И тут Центробанк поможет банкам договориться о стандартах работы в области саморегулирования. Если сами банкиры этого не сделают, это сделает ЦБ.

Еще одним важным нововведением может стать выработка принципов работы и решения проблем недобросовестного обслуживания клиентов. Здесь для борьбы с мисселингом можно ориентироваться на опыт международной финансовой организации — компании IOSCO, объединяющей национальные органы регулирования рынка ценных бумаг. Причем развитие диджитал-банков снижает посещаемость офисов, и нужны новые стандарты и продажи кросс-продуктов.

 

Георгий Лунтовский (АБР). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

Георгий Лунтовский (АБР). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

По мнению Владимира Сенина, зампредправления Альфа-Банка, саморегулирование — это исключительно польза для рынка, но есть риск «задвоения» надзора. Для успеха реализации этой идеи нужна банковская соорганизация, чтобы СРО заменили органы надзора. «Создание СРО потребует укрепления финансовой модели сектора и банков», — считает банкир.

«Есть разные уровни саморегулируемого управления: корпоративное управление и т.д. Регулирование может быть на уровне отрасли, компании, — прокомментировал Эва Гутиеррес, ведущий специалист финансового сектора Всемирного банка. — Важно понимать, к чему может привести отсутствие контроля и надзора, как глубоко надо внедрять надзор и контроль». Например, в Австралии есть пример с пруденциальным регулированием. Там в 2017 году было принято решение пойти по пути СРО, был принят Кодекс банков Австралии. Он регулирует маркетинг, продвижение и корректную продажу продуктов. Это и есть общие стандарты для всех игроков рынка, эффективная система СРО. Там работает «финансовая клятва» — практически по аналогии с клятвой врача. Все банкиры и финансисты в Австралии подписывают «клятву чести». Менее зарегулированная, но тоже единая и вполне работающая система стандартов раскрытия информации есть в Великобритании. В Швейцарии Ассоциация банкиров курирует стандарты обслуживания и стандарты регулирования. «У нас устоявшиеся традиции СРО, — поделилась Лоран Бельер, директор по рискам Дукаскопи Банк СА. — Мы обсуждаем стандарты с парламентом и банковским сообществом. Подсказываем, как государство нам может помогать».

Банковский сектор очень зарегулирован и загружен проверками. Как рассказал Василий Высоков, председатель совета директоров банка «Центр-инвест», в 2018 году Банк прошел 3850 проверок. «В мире произошло много новаций, которые мы стараемся отражать в своей линейке продуктов для населения и бизнеса, но надзор оценивает банки по прибыли, а не по количеству продуктов, удобству и качеству», — посетовал банкир. 90% прибыли Банка приходится на реальный сектор, на сегмент МСП, о котором и регулятор, и все институты развития говорят как об одном из приоритетных клиентских сегментов. И, создавая стандарты обслуживания, главное — не зарегулировать рынок еще сильнее. «Надо учитывать интересы всех сторон, особенности, тонкости таким образом, чтобы все новации были удобными и непроблемными для выполнения, — считает Василий Высоков. — И чтобы это не было нагрузкой к текущим задачам и обязанностям».

По словам Алексея Тимофеева, президента Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), главный механизм эффективного регулирования — стандарты. Ассоциация пока не выбрала резервы внутренней реорганизации и еще пару лет планирует усиливать наши правоприменительные возможности. Возможно, Ассоциация могла бы стать основой введения института СРО.

По словам Игоря Юргенса, президента Всероссийского союза страховщиков (ВСС), на банковском рынке злободневный вопрос — доминирование крупных банков, и есть риск, что они будут навязывать свои интересы небольшим кредитным организациям. «На страховом рынке все просто. Представители всех страховщиков есть в организациях, регулирующих рынок. Российский опыт показывает, что опыт СРО возможен и эффективен, это важнее и лучше работает, чем правила сверху», — сказал эксперт. В 2003 году автостраховщикам дали возможность сделать СРО. Они создали 500 правил и компенсационные фонды. Потом страховщики имущества также создали СРО и решали внутренние противоречия самостоятельно. К регулятору страховщики обращались тогда, когда сами не могли договориться. Итог — саморегулирование возможно, и оно реально работает. По мнению Юргенса, можно также передать эту функцию АСВ.

Продолжая диалог об эффективности СРО, Василий Заблоцкий, президент СРО НФА (Национальная финансовая ассоциация), подтвердил, что банковская СРО работает — правда, пока на фондовом рынке. «Казначейское направление, контролеры, все создают свои комитеты, то есть те, кто не лицензируется. Они сами создают правила работы на финансовом рынке», — заявил он. В этом плане этика может быть хорошей основой для разработки стандартов регулирования отрасли. Китайский пример показателен, в этой стране СРО решают вопросы упрощения работы участников рынка, а в Индии хотят сделать единую СРО по всему финансовому рынку.

Сергей Швецов подытожил ряд обсуждений, отметив, что, если ориентироваться на мнение участников профильных сессий и беседы на форуме, СРО нужно вводить. Только надо реализовать эту идею так, чтобы всем было комфортно, с четкими и понятными правилами. По его словам, к концу года надо готовить текст законопроекта для внесения в Госдуму.

Развитие банкинга для МСП

На круглом столе по малому и среднему предпринимательству обсуждались такие инструменты поддержки МСП, как секьюритизация кредитов, выданных предпринимателям, и выпуск облигаций субъектов МСП. Программы поддержки МСП развиваются, но пока все эксперты сходятся во мнении, что недостаточно активно.

Программа льготного кредитования в рамках нацпроекта по развитию малого и среднего предпринимательства стартовала в 2019 году и рассчитана до 2024 года. ЦБ РФ в ее поддержку принял дорожную карту по повышению доступности банковского кредита для субъектов МСП, меняет подходы к оценке кредитного риска по МСП.

По словам Василия Высокова, активно кредитуют МСП как раз региональные банки, такие как «Центр-Инвест». С одной стороны, рост кредитования МСП в регионах достиг максимума за последние годы, с другой, этого все равно недостаточно для обеспечения стабильного и динамичного развития этого субъекта.

 

Василий Высоков («Центр-инвест»). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

Василий Высоков («Центр-инвест»). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

По данным опроса Ассоциации «Россия», который был проведен среди более чем 20 банков, основная причина низкого интереса к секьюритизации — отсутствие потребности в рефинансировании кредитов МСП. Так ответили 60% респондентов. Банкиры отмечали низкий рост объемов кредитования малого бизнеса, избыток ликвидности, а также наличие других инструментов привлечения финансирования с более привлекательной доходностью. Соответственно популярность секьюритизации может вырасти при росте кредитного портфеля и уменьшении избытка ликвидности.

По словам Михаила Мамуты, руководителя Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг, члена совета директоров ЦБ РФ, государственные банки и институты развития МСП должны брать на себя роль инноваторов, решать проблемы рынка. Например, ВЭБ уже работает над этим. По словам Марины Романовой, зампредседателя ВЭБ.РФ, Корпорация развития в конце 2018 года выступила одним из ключевых инвесторов по сделке в рамках мультиоригинаторной секьюритизации, реализованной МСП Банком. «Такие сделки способствуют активному внедрению рыночных механизмов рефинансирования портфелей кредитов МСП коммерческими банками с использованием секьюритизации, а также расширению механизмов доступа субъектов МСП к фондовому рынку», — прокомментировала она.

Постепенно растет популярность и других инструментов финансирования, например облигаций. К выпуску облигаций готовы те субъекты МСП, которые ориентированы на стабильное развитие и рост. По данным опроса Ассоциации «Россия», 80% банков проявили интерес к обеспечению гарантий возврата основной суммы долга со стороны государства и институтов развития.

Развивается сегмент кредитования МСП и технологически. В целом, развитие технологий ведет к диджитализации банковского бизнеса, взаимодействия между банками и клиентами. В цифровой формат ушел розничный банкинг, появляются разные цифровые сервисы для МСП. Это также рождает новые вызовы для банков — как в части предложения актуальных продуктов, так и в части оптимизации бизнес-процессов.

 

Анатолий Аксаков (Госдума), Александр Мурычев (РСПП), Георгий Лунтовский (АБР), Юрий Исаев (АСВ). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru

Анатолий Аксаков (Госдума), Александр Мурычев (РСПП), Георгий Лунтовский (АБР), Юрий Исаев (АСВ). Фото: Альберт Тахавиев/Фотобанк Finarty.ru




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также