Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Неторопливое ускорение ЦФА
27.03.2023 FinCorpFinSecurityFinTechАналитика

Неторопливое ускорение ЦФА

На рынке ЦФА сейчас больше вопросов, чем готовых ответов. Какие-то моменты, связанные с обращением и налогообложением ЦФА, остаются неотрегулированными, что тормозит прогресс в секторе


Отечественный рынок ЦФА развивается заметными темпами. Уже сейчас понятно, что и операторам информационных систем (ОИС), и будущим операторам обмена цифровых финансовых активов (ОО ЦФА) в ближайшей перспективе придется создавать, развивать и оттачивать свои продукты и сервисы так, чтобы эффективно конкурировать с представителями классического фондового рынка: брокерами, биржами и т.д. Трудоемкий процесс. Требуется настройка и клиентского пути для физических лиц.

Фото: Надежда Дьякова

Сейчас в реестре ОИС Банка России зарегистрированы пять платформ для выпуска ЦФА: «Атомайз», СберБанк, «Лайтхаус», Альфа-Банк и «Мастерчейн». Первыми тремя ОИС в 2022 году уже размещено ЦФА на сумму около 2 млрд рублей благодаря 19 выпускам. Первая сделка, де-факто открывшая рынок ЦФА в России, была реализована 29 июня 2022 года компанией «ВТБ Факторинг» на платформе «Лайтхаус».

Однако не деньгами едиными привлекают новые цифровые инструменты. Например, в марте 2023 года компания «Норникель» запустила программу вознаграждения для сотрудников «Цифрового инвестора». Каждый сотрудник со стажем от одного года станет обладателем ЦФА, привязанных по стоимости к акциям «Норникеля». Чем больше стаж у сотрудника компании, тем больше токенов он получит. Токен станет частью социального пакета компании, которая признает заслуги сотрудника и его вклад в успех бизнеса за годы его работы.

Обстоятельства vs намерения

Однако сейчас, по выражению некоторых участников практической конференции «Цифровые финансовые активы: настоящее и будущее», проведенной медиапроектом «Банковское обозрение» 23 марта 2023 года в Москве, рынок находится на этапе «низкого старта». На стороне ЦФА выступает логика текущих обстоятельств, но буксует логика намерений, что бывает крайне редко. Поэтому имеет смысл проанализировать и то, и другое.

«Рынок криптовалют сегодня крайне непредсказуем, и, на мой взгляд, будущего у биткоина нет. Поэтому я бы не советовал вкладываться в него, а держал бы деньги в российских цифровых активах. В этом году мы ожидаем серьезную активизацию выпуска ЦФА, обеспеченных в том числе природными ресурсами и потенциалом компаний», — заявил 22 марта 2023 года в интервью «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

В этот же день Анатолий Аксаков сообщил агентству ТАСС: «Пакет законопроектов о цифровом рубле не будет принят к 1 апреля 2023 года, пилотный проект на реальных операциях с цифровым рублем будет перенесен на более поздний срок».

Все эти заявления и многие другие факты говорят о тесном взаимном влиянии на рынок ЦФА классических криптовалют, проектов DeFi, CBDC (цифровых валют центральных банков, ЦВЦБ), международных ограничений для России на движение капиталов и трансграничных платежей, а также о состоянии дел на отечественном фондовом рынке в целом.

Особенности текущей турбулентности на американских и европейских криптовалютных рынках отлично описал Олег Ушаков, экс-советник ЦБ, основатель юридического бюро Sagrada Legal: «Вслед за рухнувшим банком SVB неуверенность демонстрируют и отдельные инструменты, которые принято относить к так называемым децентрализованным финансам (DeFi). Например, стейблкойн USDC, позиционируемый как аналог доллара США в мире DeFi, оторвался от соотношения с долларом как 1:1, поскольку средства его эмитента, компании Coin Circle, хранились как раз в Silicon Valley Bank. Это означает, что вопреки былым намерениям пришло время выхода на арену реально обеспеченных цифровых активов. Юридически они будут “гибридом” цифровых ЦФА и утилитарных цифровых прав (УЦП)».

Олег Ушаков, (Sagrada Legal). Фото: Надежда Дьякова

Еще одним уроком недавних событий, связанных с Silicon Valley Bank, как указывают представители отечественного криптосообщества, стало напоминание всем того факта, что «в код USDC (как и во всех других централизованных стейблкоинах — включая USDT и BUSD) встроена возможность блокировать любой адрес кошелька по указке. С учетом того, что эмитент Circle зарегистрирован в США, примерно понятно, чья конкретно “указка” это будет. Например, после внесения протокола Tornado Cash в американский санкционный список Circle в первых рядах понеслись замораживать их USDC‑адрес».

Таким образом, в очередной раз становится очевидным, что наш рынок ЦФА нужно строить «от печки», т.е. от цифрового рубля и от своей собственной инфраструктуры, а не от импортных стейблкоинов, как многие это намеревались сделать.

Риски отечественного цифрового рубля и ЦФА

К сожалению, принятие соответствующего закона о цифровом рубле откладывается, зато известны некоторые параметры, что очень важно.

Маргарита Старостина, независимый эксперт в области ЦФА, объяснила: «На данный момент существует несколько моделей запуска и использования CBDC у нас в стране»:

  • Банк России осуществляет выпуск CBDC, открывает кошельки банкам для осуществления межбанковских расчетов и операций с ценными бумагами на своей платформе. Соответственно доступа к CBDC у физических и юридических лиц нет;
  • Банк России создает платформу для расчетов в CBDC с прямым доступом как физическим, так и юридическим лицам. Таким образом, регулятор берет на себя функцию оператора платформы без посредников в лице банков и внедряет процедуры ПОД/ФТ/ФРОМУ;
  • Банк России создает платформу для расчетов в CBDC и ведет кошельки клиентов, при этом банки и иные финансовые организации берут на себя роль посредников;
  • Банк России создает платформу для расчетов в CBDC, открывает и ведет кошельки банкам и финансовым организациям, которые, в свою очередь, открывают и ведут кошельки физических и юридических лиц, осуществляя по ним расчеты. Таким образом, операции в CBDC, а также процедуры по ПОД/ФТ/ФРОМУ проводятся финансовыми институтами, подключенными к платформе.

Фото: Надежда Дьякова

Пока парламентарии выбирают конкретный путь, на упомянутой конференции «Банковского обозрения» был четко обозначен наш собственный специфический риск, который крайне беспокоит банковское сообщество: «На текущий момент в концепции цифрового рубля прослеживается переход части банковского бизнеса регулятору, который единолично принимает решение о доступе услуг на рынке, что, с одной стороны, тормозит развитие рынка цифрового рубля, а с другой — может способствовать снижению ликвидности. По предварительным оценкам СберБанка, отток средств из-за введения цифрового рубля может составить от 2 до 4 трлн рублей в течение трех лет».

А у тех, кто планирует погрузиться с головой в мир цифровых активов, тревогу вызывает обстоятельство, связанное с тем, что в истории с цифровым рублем не урегулированы вопросы его «программируемости», т.е. на повестке для стоит создание полноценной экосистемы смарт-контрактов, учитывающей все особенности их жизненного цикла.

Этот факт пока ставит между эмитентом ЦФА и инвестором самый обычный банковский счет, это отчасти сводит на нет главное преимущество цифровых активов — теоретическое отсутствие посредников, что позволяет удешевить и ускорить оборот токенов. Нужны мосты (bridge) для связи между собой различных блокчейнов и доверенные оракулы для ввода в инфраструктуру внешних данных, например курсов валют и прочих индексных (и не только) бенчмарков.

Без всего этого, как показывает опыт DeFi, общая система может разделиться на несколько мало связанных между собой островков, что самым негативным образом скажется на ликвидности подсекторов рынка, а также на способности каждой конкретной ОИС обеспечить дистрибуцию цифровых прав своим пулам инвесторов. А как именно будет работать рынок при появлении операторов обмена цифровых финансовых активов, сказать никто не может, ведь их пока нет в реестре Банка России.

Что касается регулирования контрагентских рисков, то существует несколько подходов. Во-первых, технологически существует возможность построить мосты между различными ОИС и обеспечить хранение данных и независимое управление данными тех участников рынка, которые либо обанкротились, либо ушли с рынка по тем или иным причинам. Во-вторых, есть мнение, что на ближайшие несколько лет лучше вообще забыть о проблеме интероперабельности различных блокчейнов. В частности, этой позиции придерживаются в Альфа-Банке. Денис Додон, директор по инновациям Альфа-Банка, на упомянутой конференции отметил: «Что делать инвестору, если кто-то обанкротился? Что точно не надо делать, так это обеспечивать централизацию. Вот это непременно убьет всякую инициативу, поскольку ЦФА — это исключительно про децентрализованные финансы. И если что-то произошло с эмитентом или оператором ОИС, то это не значит, что что-то произошло с правами инвестора. Есть Гражданский кодекс, в нем все прописано. А вот процесс достижения интероперабельности систем может занять годы, поэтому рассчитывать на эффект от него до 2024-2025 годов не стоит».

Фото: Надежда Дьякова

Однако у Банка России возникают вопросы по так называемым неформализованным сделкам, которые могут использоваться инвесторами при переносе своих прав требований от одного ОИС к другому. В остальном же инвестор защищен действующим законодательством сполна, у него есть все возможности для предъявления требований кредитного риска к эмитенту.

Необходимо упомянуть еще об одном общем специфическом отечественном инфраструктурном IT-риске, связанном с импортозамещением. Мировая практика подсказывает, что в рассматриваемом сегменте рынка со временем появляется значительное количество финтехов, предпочитающих строить свою инфраструктуру на базе Open Source. Как известно, у Минцифры и ИБ-сообщества довольно настороженное отношение к ПО этого класса. Основную озабоченность регуляторов вызывает неспособность малыми силами поддерживать и сопровождать программные продукты. За рубежом этим занимаются сообщества, где первую скрипку играют зарубежные комьюнити разработчиков, зачастую финансируемые американскими IT-гигантами.

А какие фактические риски учитываются сейчас на практике? Ответ на этот вопрос можно получить из «Уведомления о рисках, связанных с приобретением цифровых финансовых активов» от ГМК «Норильский никель», где инвестору предоставляется краткая информацию о рисках, связанных с приобретением ЦФА.

В документе представлены шесть специфических рисков, в том числе отраслевые, и страновые, а наибольшее внимание уделяется финансовому и IT-типам. Последний, как представляется, считается наиболее сложным, что нашло отражение в соответствующем заявлении: «Выпуск и обращение ЦФА осуществляется с использованием новейших технологий, в том числе технологии распределенных реестров. В этой связи в дополнение к рискам, обозначенным выше, существуют риски, которые компания не может предвидеть».

Рыночные перспективы

Таким образом, у нас в стране и у эмитентов, и у инвесторов появилось понимание баланса рисков и доходности ЦФА в сложившихся условиях. Осталось понять, есть ли достаточный объем и спрос, чтобы в 2023 году начался активный подъем этого сегмента. Что об этом говорят эксперты и аналитики?

Первый заместитель председателя правления СберБанка, Александр Ведяхин ожидает по итогам 2023 года, что объем рынка ЦФА в России может достичь 60 млрд рублей. Очевидны перспективы роста экономики совместного потребления. «Например, тот, кто не может позволить себе инвестировать в крупный объект недвижимости целиком, мог бы купить ЦФА на часть этого объекта и получать с нее доход. Кроме того, было бы удобно, если бы с помощью ЦФА можно было делать расчеты», — отметил эксперт. В СберБанке также отмечают, что ЦФА имеют ряд очевидных преимуществ. Например, этот инструмент гораздо проще, чем облигации, размещение которых подразумевает масштабную подготовительную работу большой команды специалистов. ЦФА же доступны большему кругу клиентских сегментов.

Подтверждают эти выводы итоги проведенного под эгидой Ассоциации корпоративных казначеев исследования «Перспективы использования в корпоративном сегменте», результаты которого были опубликованы осенью 2022 года.

Фото: Надежда Дьякова

Владимир Козинец, президент Ассоциации, написал в преамбуле: «Использование ЦФА на денежном рынке позволит вывести на новый уровень существующие инструменты, реализовать ряд совершенно новых продуктов, включая цифровую секьюритизацию и возможность “переупаковки” длинных финансовых обязательств в короткие, а также делает возможным на практике прямое межкорпоративное финансирование в рамках концепции денежного открытого рынка заимствований (ДОРЗ)».

Половина участников опроса (из 292 компаний) отметили, что в течение года они располагали свободной ликвидностью, которую могли бы временно разместить для получения дополнительного дохода. Потенциальный срок размещения у 51% из них не превысил бы 15 дней. И только 12% респондентов готовы были бы разместить средства на 60 дней и более. При этом 60% ответивших так компаний представляют крупный бизнес с выручкой выше 2 млрд рублей. Максимальная доля компаний, готовых разместить свободную ликвидность, представлена в сегменте бизнеса с выручкой выше 10 млрд рублей — 90% ответивших положительно на этот вопрос, или 83% общего числа участников в этом бизнес-сегменте.

Таким образом, Владимир Козинец был прав, когда писал о том, что цифровые финансовые активы востребованы в качестве коротких инвестиций.

С чем же сравнивали участники опроса ЦФА? В качестве ориентиров по доходности вложений выделяются четыре группы ответов (в порядке убывания популярности): лучшая котировка банковского депозита, уровень ключевой ставки, сочетание депозита и ключевой ставки, ориентиры, не связанные с депозитом и ключевой ставкой. При этом размер бизнеса не влияет на выбор ориентира. Самыми популярными ориентирами определения доходности при размещении свободной ликвидности были названы банковский депозит (на него пришлось 49% упоминаний) и уровень ключевой ставки (34% ответов респондентов». Каждый десятый отметил сочетание этих двух критериев.

Резюмируя ответы, отметим: потенциальных эмитентов ЦФА среди респондентов оказалось ожидаемо больше (26%), чем инвесторов (11%). При этом 77% компаний, имеющих свободную ликвидность для временного размещения, представляют сегмент с выручкой от 2 млрд рублей.

Краткие выводы

В качестве некоторых выводов необходимо указать на то, что на практической конференции «Цифровые финансовые активы: настоящее и будущее» соотношение делегатов, представляющих инвесторов и эмитентов, оказалось обратным по отношению к данным из исследования. Это было отмечено организаторами и модераторами сессий как основание для гипотезы, смысл которой заключается в том, что для реального рывка на этом рынке все созрело. Однако не хватает регуляторики, поэтому банкиры (инвесторы) активно ждут от Банка России и законодателей дополнительных документов. Каких?

Во-первых, документов, касающихся цифрового рубля. Во-вторых, по прогнозам экспертов рынка, по мере развития рынка ЦФА регуляторный арбитраж в сравнении с классическим финансовым рынком будет постепенно сокращаться. К чему готовиться и чего ожидать? В-третьих, каковы перспективы у ЦФА и цифрового рубля в качестве дополнительных инструментов для трансграничных расчетов? Наконец, самой больной темой остаются вопросы налогообложения, точнее пробелов в нем. Здесь остро нужна конкретика!

Презентации спикеров практической конференции «Цифровые финансовые активы: настоящее и будущее»

Илья Хабаров, (Атомайз),  Цифровые финансовые активы

Роман Прохоров (Ассоциация «Финансовые инновации»), Регулирование цифровых финансов

Роман Хорин, (Web3 Tech), Использование цифровой валюты при международных расчетах — альтернативный взгляд

Партнер конференции






Новости Новости Релизы