Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Станет ли платформа «ЗСК» «убийцей» АML-систем?
15.11.2021 FinCorpFinRegulationFinSecurityFinTechАналитика

Станет ли платформа «ЗСК» «убийцей» АML-систем?

Проект запуска платформы ЗСК («Знай своего клиента»), создаваемого на базе Банка России, выходит на финишную прямую. ЦБ планирует в декабре текущего года протестировать платформу в 30 банках и в течение второго квартала 2022 года масштабировать на все кредитные организации. Вопросов, связанных с будущим организации процессов комплаенса в банках, остается пока много. Свое видение ситуации, основанное в том числе на прямой коммуникации с регулятором, в интервью с БО представляет Артем Маюров, директор продуктовой дирекции AML, ГК ЦФТ


Артем Маюров, директор продуктовой дирекции AML, ГК ЦФТ— Артем, повлияет ли внедрение регулятором платформы «ЗСК» на необходимость осуществления кредитными организациями онлайн-контроля платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ИП) до момента их фактического исполнения?

— Сейчас распространено мнение, что ЦБ по итогам запуска платформы «ЗСК» возьмет на себя ответственность за риски по «токсичным» платежам клиентов, и функции онлайн-контрол станут не нужными. 

В рамках законопроекта по созданию платформы «ЗСК» ЦБ распределяет всех клиентов банков — юрлиц и ИП по трем уровням риска: низкий («зеленый»), средний («желтый») и высокий («красный»). Эти уровни определяют модель взаимодействия банка с клиентами: платежи «зеленого» клиента банк проводит всегда, платежи «желтого» могут быть остановлены, все транзакции «красного» — на «стопе», за исключением операций, гарантированных Конституцией (оплата налогов, выплата заработной платы и др.).

Введение такой схемы воспринимается значительной частью банковского сообщества как принятие регулятором ответственности за финансовые операции «зеленых» и «желтых» клиентов (юрлиц и ИП) на себя. Если есть четкие правила, по которым банк должен работать с определенным уровнем риска клиента (а изменить этот уровень можно в любой момент), то зачем тогда вообще онлайн? Мы все чаще и чаще сталкиваемся с таким видением ситуации со стороны банков. Неопределенность усиливается из-за отсутствия конкретики в тексте законопроекта. 

— А как на этом фоне идет внедрение систем AML в банках? Можно ли говорить, что большинство кредитных организаций перешло от постконтроля к онлайн-контролю?

— Драйвером для развития AML-систем на российском рынке стало рекомендательное письмо ЦБ РФ, разосланное банкам в октябре 2018 года, с описанием методических рекомендаций по поиску схем обналичивания денежных средств через недобросовестные хозяйствующие субъекты и оптово-розничные компании в режиме онлайн. Тогда ЦФТ как вендор получил от банков огромный поток запросов на оценку проекта реализации системы AML.

По прошествии трех лет, по нашим оценкам, около 50% кредитных организаций в той или иной степени используют функции онлайн-контроля.

Но если проанализировать глубже, то чуть больше половины (около 30%) из этих 50% используют полнофункциональные AML-решения, а остальные осуществляют в онлайн-формате только небольшое количество определенных проверок. Оставшиеся 50% банков не используют онлайн-контроль даже выборочно, ограничиваясь функциями постконтроля.

— Такая статистика связана с запуском платформы «ЗСК» и общей ситуацией неопределенности по поводу необходимости наличия систем AML в банках?

— Есть еще несколько существенных факторов. Один из них — ослабление информационной активности регулятора по лоббированию перехода к онлайн-процедурам комплаенса. Наверное, это каким-то образом связано с пандемией.

Другим сдерживающим фактором является вопрос ресурсов. AML — это высоконагруженная система, и для снижения нагрузки на АБС она, как правило, представляет собой отдельный IТ-модуль. А отдельная система требует разработки платформы и прикладного функционала. Все это сказывается на стоимости. Дополнительно при переходе на онлайн-контроль требуется задействовать внутренние ресурсы банка — например, для переноса в систему наработанных проверок банка, которые используются при постконтроле. Методологам и сотрудникам подразделения финмониторинга банка требуется время, чтобы формализовать такие требования для проработки сценариев, проверок по соответствующим триггерам и их настройку. 

— Какой смысл банкам тратить ресурсы на внедрение онлайн-мониторинга, если регулятор всю ответственность за действия «желтых» и «зеленых» юрлиц и ИП берет на себя? 

— Актуальность систем AML в настоящий момент усилилась. Мы, как и все участники рынка, находились в состоянии неопределенности по поводу судьбы онлайн-контроля. С одной стороны, мы развиваем свое решение ЦФТ-AML, и нам важно понимать, в каком направлении двигаться, какие функции и в каком объеме будут востребованы рынком. С другой стороны, внедрение платформы «ЗСК» ЦБ поставило принципиальный вопрос о необходимости самого существования AML-систем в обозримом будущем. 

Чтобы разъяснить ситуацию, мы напрямую вышли на регулятора, задав ему в письме два конкретных вопроса. Первый: после вступления в силу Федерального закона сохранится ли у кредитных организаций потребность в проведении процедур онлайн-контроля операций юрлиц/ИП, отнесенных к низкой и средней степени риска? Второй: планируется ли введение со стороны ЦБ рекомендаций или обязательств по переходу кредитных организаций от процедур постконтроля к онлайн-контролю?

Официальный ответ департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ РФ содержит четкие и недвусмысленные формулировки: «В условиях принятия проекта Федерального закона № 1116371-7 <…> и запуска создаваемого на базе Банка России централизованного информационного сервиса платформы «Знай своего клиента» <…> необходимость проведения онлайн-мониторинга операций клиентов сохранится. В частности, указанным законопроектом не исключается использование кредитными организациями действующего механизма отказов в совершении операций клиентов. Кроме того, следует учитывать, что законопроектом устанавливается добровольность использования кредитными организациями платформы “ЗСК”».

Очевидно, что актуальность перехода от постконтроля к онлайн-контролю для банков сохраняется вместе с ответственностью кредитных организаций за действия их клиентов. Мало того, подчеркивается необходимость этого перехода и независимость от того факта, подключается банк к платформе «ЗСК» или нет. А те положения законопроекта, которые декларируют возможность для банка изменять уровни рисков, говорят о том, что кредитная организация сама в онлайн-режиме отслеживает платежную активность клиентов и принимает соответствующие решения в установленные законопроектом сроки в случае обнаружения подозрительных операций.

По факту получается, что информация, предусмотренная платформой «ЗСК», и условия законопроекта качественно будут дополнять функции AML-систем. Поэтому запуск функционала платформы «ЗСК» в части проверки операций юрлиц и ИП удобнее и логичнее осуществлять в AML-системах. Мы как поставщики решения для онлайн-мониторинга будем делать именно так. В частности, мы уже проработали совместно с банками реализацию на базе ЦФТ-AML отдельного модуля, в котором будет реализована функциональность для взаимодействия с ЦБ РФ в рамках «пилота» платформы «ЗСК» и который мы будем готовы поставлять всем желающим как на время «пилота», так и для дальнейшей эксплуатации. 

— Если онлайн-оценка рисков — неизбежность, а процесс внедрения AML-системы длительный, то каким образом рынку без лишней спешки пройти этот путь?

— Мы хорошо осознаем колоссальный объем работы, который предстоит проделать банкам для удовлетворения требований законодательства. Запуск любой внешней системы — это серьезный проект внедрения, и, для того чтобы помочь банкам легче справиться с этой трудоемкой задачей, мы разработали ряд мер. 

В частности, у банков теперь есть возможность запустить AML-систему в ЦОД ЦФТ. Для банка это не только экономия ресурсов на приобретение, запуск оборудования, его сопровождение и настройку продукта, но и существенное сокращение сроков реализации проекта. По сути, это облачное решение: AML as a Service. Единственное отличие — юридическая база: реализация идет через продажу лицензии и договор аутсорсинга между ЦФТ и банком. При этом, безусловно, ЦФТ на себя берет защиту всех данных, располагаемых в ЦОД ЦФТ. 

Далее, мы на основании реальной рыночной практики и нашей экспертизы выделили ключевые проверки (триггеры), которые преднастроили в системе, и предоставляем их банкам как готовый инструментарий. Такой подход также позволяет сократить сроки запуска. При этом мы понимаем, что у банков может возникать желание кастомизировать решение и сделать ряд настроек с учетом своей специфики. Наша система изначально создавалась как некий конструктор, с помощью которого можно настраивать и запускать неограниченное число проверок и их комбинаций; главное, чтобы для настройки нового триггера в системе имелись данные.

Очевидно, что при запуске любой внешней системы требуется ее интеграция с АБС. Мы подготовили дистрибутивную интеграцию с АБС ЦФТ-Банк, для других АБС потребуются доработки. Ключевой момент в работе системы AML — это огромный поток платежных документов, который нужно обрабатывать в режиме онлайн. По сути, это встраивание в проводку, в документооборот, и на стороне core-системы, безусловно, нужно соблюсти определенные правила, чтобы соответствовать нужному уровню высокой производительности. Поэтому мы с каждым банком или каждым поставщиком АБС готовы делиться своей экспертизой по правилам реализации такой доработки. Кроме того, мы открыты к диалогу для партнерства с вендорами АБС по совместному продвижению ЦФТ-AML.

Мы постарались учесть все технические аспекты таким образом, чтобы запуск продукта был для банков максимально простым, легким и быстрым. Это в первую очередь касается запуска системы в формате аутсорсинга. По сути, на стороне банка нужно лишь настроить готовые дистрибутивные приложения (если речь идет про ЦФТ-Банк) или реализовать доработки в АБС (в случае сторонних АБС) для интеграции с ЦФТ-AML, а также вместе с нами построить защищенный канал связи (ГОСТ КС-2) между банком и ЦОД ЦФТ. Все остальные активности — на нашей стороне. Безусловно, у банка всегда остается возможность выбрать инхаус-вариант. На функциональность решения это никак не влияет, увеличивается лишь срок реализации проекта и возрастают издержки банка.

Осознавая уровень нагрузки, с которым столкнутся банки, мы подготовили специальные условия на владение системой ЦФТ-AML и ее внедрение. Это забота как о банках, так и о самих себе — мы понимаем, что если одновременно будем запускать большое количество проектов, сложно будет всем. Поэтому мы стремимся по возможности сделать процесс равномерно распределенным во времени. Уже сейчас мы запустили акцию на специальные финансовые условия внедрения продукта ЦФТ-AML, которая будет действовать до конца 2021 года.

Поэтому просьба к банкам подумать о запуске заранее, чтобы к моменту принятия законопроекта быть во всеоружии и к тому же воспользоваться уникальными условиями. Озвученные предварительные сроки принятия законопроекта по платформе «ЗСК» — 1 апреля 2022 года. Времени осталось немного, но тот комплекс мер, который нами разработан, уверен, поможет в эти сроки уложиться.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ