Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Субсидиарная ответственность после исключения должника из ЕГРЮЛ: дорожная карта
29.12.2022 Best-practice

Субсидиарная ответственность после исключения должника из ЕГРЮЛ: дорожная карта

Вы кредитор, но должник исключен из ЕГРЮЛ. Привлекаем учредителя/директора к субсидиарной ответственности за неразумные и недобросовестные действия, кото-рые повлекли невозможность погашения требований кредитора. О порядке процес-суальных действий расскажем в этой статье


Основные положения

Нормативные документы:

  • ст. 53.1, 64.2, 1064 Гражданского кодекса РФ;
  • п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (важно: норма действует с 28.06.2017);
  • ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»;
  • Постановление Конституционного Суда РФ от 21.05.2021 № 20-П «По делу о проверке конституционности п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук»;
  • Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»;
  • п. 22 Обзора Верховного Суда РФ № 1 (2020) от 10.06.2020;
  • Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2022 № 305-ЭС22-11632 по делу № А40-73945/2021 («Максистрой»).

Исключение общества из ЕГРЮЛ в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом РФ для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в п. 13 ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Предусмотренная п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» ответственность контролирующих общество лиц является мерой гражданско-правовой ответственности, функция которой заключается в защите нарушенных прав кредиторов общества, восстановлении их имущественного положения.

Образовавшиеся в связи с исключением из ЕГРЮЛ общества с ограниченной ответственностью убытки его кредиторов, недобросовестность и (или) неразумность действий (бездействия) контролирующих общество лиц при осуществлении принадлежащих им прав и исполнении обязанностей в отношении юридического лица, причинная связь между указанными обстоятельствами, а также вина таких лиц образуют необходимую совокупность условий для привлечения их к ответственности.

Судебная практика Верховного Суда РФ

Вынесенные определения:

  • Определение от 03.11.2022 № 305-ЭС22-11632 по делу № А40-73945/2021 («Максистрой»);
  • Определение от 25.08.2020 № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018 («Гранд Пегас»);
  • Определение от 30.01.2020 № 306-ЭС19-18285 по делу № А65-27181/2018 («Виолет»).

Из сущности конструкции юридического лица (корпорации) вытекает запрет на использование правовой формы юридического лица для причинения вреда независимым участникам оборота (п. 3, 4 ст. 1, п. 1 ст. 10 ГК РФ). В исключительных случаях участник (учредитель) и иные контролирующие лица могут быть привлечены к ответственности по обязательствам юридического лица, если их действия (бездействие) носили недобросовестный или неразумный характер по отношению к кредиторам юридического лица и повлекли невозможность исполнения обязательств перед ними.

Долг, возникший из субсидиарной ответственности, подчинен тому же правовому режиму, что и иные долги, связанные с возмещением вреда имуществу участников гражданского оборота.

При привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника, исключенного из ЕГРЮЛ, не применяются положения Закона о банкротстве о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве.

Подсудность Нормативные документы:

  • п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2021 № 46 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»;
  • Определение Верховного Суда РФ от 07.06.2022 № 18-КГ22-22-К4 («Рыбачка»).

В установленных ч. 6 ст. 27 АПК РФ и иными федеральными законами случаях рассмотрение дела относится к компетенции арбитражных судов независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. К таким делам, в частности, относятся споры по требованиям, указанным в п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Однако, несмотря на указанные выше разъяснения, суды общей юрисдикции продолжают рассматривать такие дела (определения Верховного Суда РФ от 27.09.2022 № 5-КГ22-63-К2 («Газстройсертификация»), от 31.05.2022 № 44-КГ22-2-К7, 2-4469/2020 («Центр красоты и здоровья»), от 16.02.2021 № 12-КГ20-9-К6, 2-3044/2019 («Фрау Мюллер»), от 14.09.2021 № 20-КГ21-6-К5 («Золотой Колосок»), от 20.07.2021 № 1-КГ21-4-К3, 2-2965/2019 («Ремстройкомплекс»).

Стандарты доказывания

Решения судов:

  • Постановление Конституционного РФ от 21.05.2021 № 20-П «По делу о проверке конституционности п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук»;
  • Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2022 № 305-ЭС22-11632 по делу № А40-73945/2021 («Максистрой»);
  • Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2021 № 20-КГ21-6-К5 («Золотой Колосок»).

Само по себе исключение общества из ЕГРЮЛ, учитывая различные основания, при наличии которых оно может производиться (в том числе непредоставление отчетности, отсутствие движения денежных средств по счетам), возможность судебного обжалования действий регистрирующего органа и восстановления правоспособности юридического лица, принимая во внимание принципы ограниченной ответственности, защиты делового решения и неизменно сопутствующие предпринимательской деятельности риски, не может служить неопровержимым доказательством совершения контролирующими общество лицами недобросовестных действий, повлекших неисполнение обязательств перед кредиторами, достаточным для привлечения к ответственности в соответствии с положениями, закрепленными в п. 3.1 ст. 3 Закона № 14-ФЗ.

Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только в том случае, когда суд установил, что исключение должника из ЕГРЮЛ в административном порядке и обусловленная этим невозможность погашения долга возникли в связи с действиями контролирующих общество лиц и по их вине в результате недобросовестных и (или) неразумных действий (бездействия).

К недобросовестному поведению контролирующего лица с учетом всех обстоятельства дела может быть отнесено избрание участником (учредителем) таких моделей ведения хозяйственной деятельности и (или) способов распоряжения имуществом юридического лица, которые приводят к уменьшению его активов и не учитывают собственные интересы юридического лица, связанные с сохранением способности исправно исполнять обязательства. Вывод о неразумности поведения участников (учредителей) юридического лица может следовать, в частности, из возникновения ситуации, при которой лицо продолжает принимать на себя обязательства, несмотря на утрату возможности осуществлять их исполнение (недостаточность имущества), о чем контролирующему лицу было или должно быть стать известным при проявлении должной осмотрительности.

Суд оценивает существенность влияния действия (бездействия) контролирующего лица на поведение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и невозможностью погашения требований кредиторов.

Само по себе то обстоятельство, что кредиторы общества не воспользовались возможностью подать мотивированное заявление, при подаче которого решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается (п. 3 и 4 ст. 21.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), для пресечения исключения общества из единого государственного реестра юридических лиц, не означает, что они утрачивают право на возмещение убытков на основании п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Право заявлять требование о привлечении к субсидиарной ответственности имеют не только физические лица-потребители, но и юридические лица.

При исключении должника из ЕГРЮЛ можно привлекать к субсидиарной ответственности только за действия руководства должника, совершенные после 28.06.2017 (дата вступления в силу положений п. 3.1 ст. 3 Закона № 14-ФЗ).

Предмет доказывания по спорам о привлечении к субсидиарной ответственности после исключения должника из ЕГРЮЛ включает в себя:

  • обстоятельства неплатежеспособности должника на момент возникновения обязательства и его исполнения (проводить анализ финансового положения и выяснять причины, по которым не исполнены обязательства перед конкретным кредитором);
  • состав убытков (неразумные/недобросовестные действия, наступление убытков, причинная связь с невозможностью погашения требований кредитора, наличие вины).

Распределение бремени доказывания

Нормативные документы и определения судов:

  • Постановление Конституционного РФ от 21.05.2021 № 20-П «По делу о проверке конституционности п. 3.1 ст. 3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой гражданки Г.В. Карпук»;
  • Определение Верховного Суда РФ от 03.11.2022 № 305-ЭС22-11632 по делу № А40-73945/2021 («Максистрой»);
  • определения Верховного Суда РФ от 27.09.2022 № 5-КГ22-63-К2 («Газстройсертификация»), от 31.05.2022 № 44-КГ22-2-К7, 2-4469/2020 («Центр красоты и здоровья»), от 16.02.2021 № 12-КГ20-9-К6 («Фрау Мюллер»).

При предъявлении иска к контролирующему лицу кредитор должен представить доказательства, обосновывающие с разумной степенью достоверности наличие у него убытков, недобросовестный или неразумный характер поведения контролирующего лица, а также то, что соответствующее поведение контролирующего лица стало необходимой и достаточной причиной невозможности погашения требований кредиторов.

Если истец представил доказательства наличия у него убытков, вызванных неисполнением обществом обязательств перед ним, а также доказательства исключения общества из единого государственного реестра юридических лиц, контролировавшее лицо может дать пояснения относительно причин исключения общества из этого реестра и представить доказательства правомерности своего поведения. В случаях отказа от дачи пояснений (в том числе при неявке в суд) или их явной неполноты, непредоставления ответчиком суду соответствующей документации бремя доказывания правомерности действий контролировавших общество лиц и отсутствия причинно-следственной связи между указанными действиями и невозможностью исполнения обязательств перед кредиторами возлагается судом на ответчика.

Привлекаемое к ответственности лицо, опровергая доводы и доказательства истца о недобросовестности и неразумности, вправе доказывать, что его действия, повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска.

Срок исковой давности

Определения судов:

  • Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2021 № 20-КГ21-6-К5 («Золотой Колосок»).

Срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности после исключения должника из ЕГРЮЛ исчисляется не с даты исключения компании из ЕГРЮЛ, а с момента, когда кредитору стало известно о невозможности погашения своих требований.






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ