Финансовая сфера

Банковское обозрение


20.04.2021 FinCorpАналитика
ВЭД: от коридоров к платформам

Начало 2021 года ознаменовалось серией международных мероприятий, посвященных восстановлению мировой торговли и активизации ВЭД


Как оказалось, экспертам мирового уровня в области ВЭД есть что обсудить. Состоялся Brexit. Всемирная торговая организация (ВТО, WTO), переживающая в последние годы непростые времена и нуждающаяся в масштабном реформировании, выбрала нового генерального директора. Сменился лидер США, усилилось напряжение между этой страной и Китаем, а также между США и Россией. Не утихают торговые и санкционные войны. Набирает свою «мягкую силу» политика «зеленой экономики».

Наверное, одним из наиболее громких прорывов последнего времени стало начало общего движения в сторону криптовалют центральных банков (CDBC). «Б.О» подготовил специальный обзор «Криптогости из будущего», посвященный этой проблеме и составленный на базе выступлений экспертов международного онлайн-симпозиума «Постковидная эпоха мировой экономики: переосмысление и реконструирование», прошедшего 9-10 февраля 2020 года под эгидой СПбГЭУ и Обновленного Бреттон-Вудского комитета.

Сильной стороной симпозиума стало глубокое обсуждение проблем мировой экономики — базиса для ведения ВЭД. Мир меняется, соответственно меняются контуры международной паутины мировой торговли и глобального банкинга, обслуживающего ее. А что конкретно меняется в этом базисе? Какие тренды движут им сейчас? Чего ожидать в будущем? На эти вопросы были даны четкие ответы.

Наш анализ будет посвящен этой проблеме. А детали ВЭД будут освещены в анализе Недели международной торговли Global Trade Prospective 2021, которую Российский национальный комитет Международной торговой палаты — Всемирной организации бизнеса (ICC Russia) провел с 15 по 19 марта 2021 года. Много интересного произошло также в ходе V Ежегодной конференции «СберВЭД. Сила возможностей».

Равнение на IT-опыт

«COVID-19 спутал все карты в мировой экономике и торговле. Но мы надеемся, что через несколько лет силы глобализации возьмут верх и мы перестанем говорить о протекционизме как основной черте геополитики сегодня», — довольно оптимистично высказался Кайрат Келимбетов, председатель Агентства по стратегическому планированию и реформам (AIFC) республики Казахстан, в ходе сессии «Евразия: экономический прогноз и усиление региональной интеграции». Модератором этой сессии выступил Штефан Фюле, бывший Европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства, а основным докладчиком стал Джихад Азур, директор Департамента Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ.

Кайрат Келимбетов с позиции Казахстана дал ответ европейскому модератору на его вопрос: «Что будет и что делать»? И именно этот ответ послужил для «Б.О» мотиватором погружения в современные макроэкономику и геополитику для четкого понимания перспектив ВЭД.

Кайрат Келимбетов сказал: «Мы продолжаем верить в силу экономической интеграции в рамках ЕАЭС, построенного на опыте ЕС. Мировые правила игры им были впитаны благодаря членству в WTO его основных членов. Казахстан получил возможность выстраивать внутри ЕАЭС многовекторную политику. А сейчас пришло понимание того, что приоритетами становятся региональная интеграция и институциональная реформа с фокусом на высоких технологиях и решении социальных проблем. Пришло время стране трансформироваться из торгового коридора в участника торговых платформ».

Термин «платформа» ранее использовался применительно к IT в контексте бесшовной интеграции различных сервисов друг с другом для улучшения клиентского опыта пользователей этих платформ. И вот, контекст изменился. «Айтишники» подарили участникам ВЭД и экономистам свою концепцию. Произошло это в ходе пандемии, когда даже в ЕС стали закрывать внутренние границы, не говоря уже о внешних. Одними из первых тогда «попали под раздачу» глобальные проекты транспортных торговых коридоров, наподобие проекта «Один пояс — один путь», продвигаемого Китаем. Как ответ на вызовы изоляции в ЕС появились идеи платформ, которые благодаря своей бизнес-архитектуре и опоре на IT могли бы решать задачи организации взаимодействия как на уровне стран, так и на уровне целых секторов экономики и государственного управления.

В сессии «Будущее международной финансовой и торговой архитектуры после пандемии COVID-19», которую модерировал Карстен Мумм, главный экономист немецкого банка DONNER & REUSCHEL AG, Эрик Берглоф, главный экономист Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, обсудил, что в понимании банкира представляет собой подобная платформа. Сделал он это на примере платформы ЕС в области здравоохранения (Global Health Platform and the EU).

В качестве причин появления подобных структур он назвал выявленные слабости в системах управления на глобальном и локальном уровнях менеджмента. Одна из таких уязвимостей — отсутствие координации между различными звеньями управления. Помимо здравоохранения проблемных зон в ЕС оказалось предостаточно. Этот тренд был зафиксирован на уровне G20 в документе «Eminent Persons Group on Global Financial Governance», что отражает его международный статус. Если ранее основной посыл глобальных финансов был в том, чтобы «заставить систему функционировать как систему», то сейчас речь идет больше о платформах на уровне стран, что должно повысить их устойчивость, в частности в здравоохранении в условиях пандемии. Позже платформы должны получить иерархию по примеру пирамиды за счет региональных и глобальных проектов. Эта идея получила широкое распространение применительно уже к разным отраслям экономики, так как повышается уровень координации между различными участниками отрасли. По крайней мере идея платформ выглядит как попытка ответа на вопрос: «Что делать сейчас?».

О России замолвите слово

Поскольку организатором симпозиума стал СПбГЭУ, выступающие довольно часто затрагивали роль России в будущем раскладе мировой торговли и экономики в новом контексте геополитики. В частности, Альфонсо Иоццо, вице-председатель Triffin Foundation, привел данные свежего исследования «Russia in The Triffin Dilemma». Напомним, в начале 1960-х годов Роберт Триффин, основатель одноименной компании, указал на противоречие, возникающее, если для международных расчетов и национальных валютных резервов используется валюта только одного государства. Впоследствии это противоречие получило название «дилемма Триффина» (Triffin Dilemma). Парадокс Триффина обычно связывают с кризисом Бреттон-Вудской системы.

Альфонсо Иоццо обратил внимание на две вещи. Во-первых, в России налицо последствия дедолларизации экономики, что отразилось в изменении курса доллара к рублю. Это доказывает, что страна выбрала курс на сотрудничество с азиатскими платформами. Это вызывает озабоченность в ЕС, на который сейчас приходится наибольшая доля в ее внешнеторговом балансе. Во-вторых, «Россия слишком богатая страна», чтобы на равных сотрудничать с европейскими странами. А у ЕС, к сожалению, в этом вопросе нет единого общего «голоса». Вот такое мнение «сотрясателя основ» Бреттон-Вудской системы.

По словам Элины Рыбаковой, заместителя главного экономиста Института международных финансов, Россия стала первой страной в мире, которая успешно противостоит массированным санкциям со стороны «западных партнеров» и наращивает сотрудничество с Китаем, ведущим, в свою очередь, торговую войну с США. Этот опыт привел к тому, что в области ВЭД у нас начали превалировать принципы национальной безопасности в ущерб росту конкуренции различных внутренних институтов за доступ «к трубе», как было раньше. А во внешнеторговых контрактах стали появляться «красные линии» и (анти)санкционные оговорки, о чем было заявлено уже на конференции ICC Russia.

Тему ВЭД России с точки зрения мировых финансов можно завершить неожиданными данными исследования «Post-crisis development: is there are too much finance?», проведенного два года назад по заказу Банка России Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Его презентовал Олег Солнцев, руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковской системы этого Центра.

Эта организация создала «композитный индекс финансового развития» (FDI) разных стран на основе данных из четырех сегментов финансовой системы этих государств: банковские кредиты, рынок акций, активность страховых компаний, а также активы частных пенсионных фондов. FDI помогает спрогнозировать, что произойдет с экономиками после их массовой накачки свеженапечатанными деньгами в целях демпфирования ударов пандемии.

Были выделены три группы стран: 1) Россия, Индия и Бразилия; 2) Германия, Италия, Китай; 3) США и Великобритания. Если представить график в виде горы, то левая и правая ее стороны — это координаты на оси FDI, а вершина горы находится в точке оптимума FDI, равной 1,2. Вторая группа стран сконцентрировалась на вершине, т.е. в оптимальной точке. Соответственно первая группа — слева у ее основания на пути вверх (FDI = –0,8), а третья — тоже у основания, но спустившись с вершины (FDI = 4,2). Высота горы определяется уровнем финансовой стабильности. Очевидно, что самое стабильное место — на ее вершине.

Актуальные и оптимальные уровни развития финансового сектора

Источник: Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования

Источник: Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования

График показывает, что США и Великобритания с огромной скоростью перескочили оптимумы, на которые сейчас вышли Китай и Германия. И все они активно сдвигаются вправо, что уменьшает их стабильность. А первая группа намертво застряла на своем пути к экономическому оптимуму. Что будет дальше? Очевидно, набравшим скорость странам придется тормозить и даже двигаться назад. Иначе неизбежны проблемы в финансовом секторе и увеличение инфляции в долгосрочной перспективе. Придется снова расчищать рынок от «зомби-компаний», что неприятно и болезненно.

А вот у Индии, Бразилии и особенно России есть огромный простор для финансовых маневров. Поэтому западные эксперты так пристально следят за этими странами. Что касается отечественных аналитиков, то ни в одном из их прогнозов Россия не выходит на эффект избыточных финансов по рынку в целом. Поэтому в случае разворота глобального тренда снижения процентных ставок, о чем предупреждал Яков Миркин, нашей стране необходимо, наоборот, двигаться к увеличению емкости своих финансовых рынков, о чем говорил уже Альфонсо Иоццо.

Главный вывод этого исследования, проведенного по заказу Банка России: «Россия может продолжать двигаться вперед, даже если весь мир пойдет в обратную сторону». Любопытный вывод, оказывающий непосредственное воздействие на будущий рынок ВЭД. А вот как всем этим намерены воспользоваться его участники, будем разбираться дальше!






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ