Банковское обозрение

Финансовая сфера


05.12.2019 Аналитика
Вершки и корешки саморегулирования

Участники ВЭД в большей степени, чем остальной бизнес, интегрированы в мировое сообщество, а значит, вынуждены играть по правилам, установленным не только внутри страны. О вызовах, с которым сталкиваются субъекты рынка, «Б.О» рассказали Андрей Баринов, президент Национальной ассоциации таможенных представителей , руководитель платежной системы «Таможенная карта»1, и Евгений Кошкаров, вице-президент Гильдии «Гермес»


— Мы встречаемся в кулуарах Международного таможенного форума, где состоялся оживленный диалог между руководством ФТС и участниками ВЭД. Можете прокомментировать претензии первого замглавы ФТС Руслана Давыдова: на сайтах таможенных брокеров предлагаются сомнительные услуги, такие как «подбор оптимальных кодов вместо реальных», подгонка контрактов?

Андрей Баринов: Про подбор кодов — это шутка. Есть методы определения таможенной стоимости товаров. Современный брокер — это не подпольный торговый дом. Уже нет таких сайтов, разве что сохранились очень старые. И уж точно таких предложений не встретишь у лидеров рынка. Паспорта сделок также ни один брокер, которому дорога лицензия, «рисовать» не возьмется.

Все представленные документы тщательно изучаются ФТС и ФНС. Налоговая служба очень эффективна в отслеживании товаров в цепочке поставок. Господин Давыдов (первый заместитель руководителя ФТС России Руслан Давыдов. — Ред.) пытается донести, что ФТС верит исключительно объективным данным. И это нормально, поскольку у службы есть практика, когда компании становились уполномоченными экономическими операторами, а спустя полгода — год работы к ним появлялись обоснованные претензии. То же самое было и с брокерами.

Евгений Кошкаров: Проблемы с экономическими операторами у ФТС возникли потому, что права они получили, а стандартов деятельности нет.

Руслан Валентинович говорил о том, что степень чистоплотности, прозрачности таможенных брокеров различна, с этим я полностью согласен. Добросовестные участники рынка резко отрицательно относятся к недобросовестной конкуренции: участники ВЭД через подобные схемы экономят, ставки на рынке падают. Таможня с такими явлениями должна бороться административными способами, мы — используя рыночные инструменты, включая категорирование, прослеживаемость товаров. Снижение рисков осуществляется и за счет введения стандартов.

Андрей Баринов, президент Национальной ассоциации таможенных представителей. Фото: Павел Косолапов/CustomsForum.ru

Андрей Баринов, президент Национальной ассоциации таможенных представителей. Фото: Павел Косолапов/CustomsForum.ru

Андрей Баринов: От действий недобросовестных коллег могут пострадать и брокеры с хорошей репутацией — они могут поверить клиентам, предоставившим им сомнительные документы или проблемные грузы. В этой связи возрастает важность страхования.

— В адрес ФТС также звучало много претензий, особенно по качеству предоставления цифровых услуг через личные кабинеты…

Андрей Баринов: Логично разделить участников ВЭД по категориям импорт — экспорт, затем на крупный и мелкий бизнес. Фокус нужен не на объеме операций, а на сложности оформляемых товаров, деклараций, периодичности поставок.

Здесь применим принцип 20 на 80, когда 20% «сложных» клиентов дают 80% доходов. Остальные, пользуясь банковской терминологией, — массовый клиент, которому нужен коробочный продукт. Разработать его и поддерживать могут ФТС и брокер. Личные кабинеты должны функционально удовлетворять набору требований этих 80% клиентов. К остальным (условно назовем их «блок CIB») нужен индивидуальный подход. Можно вместо сотрудника колл-центра использовать робота, который будет представляться майором таможенной службы, но для принятия решения по таким запросам необходимо взаимодействие нескольких функциональных подразделений ФТС с применением экспертных решений, алгоритмов и интуиции, руководствуясь историей клиента. В таких случаях клиенту нужен брокер с его экспертизой: какие выбрать коды, как категорировать товары.

Второй момент: нужно исследовать, как влияет экспертиза оформления товаров с учетом пост-контроля на финансовые риски хозяйствующего субъекта (импортера или экспортера). Раньше все проблемы заканчивались сразу после получения декларации на пункте пропуска, сейчас огромный объем работы переносится на пост-контроль. С другой стороны, идет рассмотрение поставки всей цепочки товаров от производителя до конечного потребителя со стороны ФНС, возрастают риски пересмотра. Комплексная оценка рисков — как раз задача брокеров и их профессиональных ассоциаций.

— Ваши коллеги из Казахстана поделились своим опытом саморегулирования, создания рейтинга таможенных брокеров. Можно перенести его на российскую почву?

Евгений Кошкаров: Схема саморегулировпния на 100% может быть реализована в РФ, как и, возможно, встречное движение со стороны таможенной службы. Гильдия «Гермес» подготовила проект закона по саморегулированию шесть лет назад, документ тогда получил положительную оценку МЭР, но руководство ФТС не поддержало идеи бизнес-сообщества. В Госдуму законопроект так и не попал. Мы считаем, что такой Закон нужен. Первый шаг к саморегулированию — это как раз рейтинги. Казахстан действует последовательно: ввели рейтинги, нарабатывают практику. В Республике Беларусь поставлена задача де-факто ввести саморегулирование на основании действующих регламентов, на отрезке один-два года проследить, насколько повысятся прозрачность и эффективность таможенных процедур, и в случае успеха закрепить сложившуюся практику юридически.

А поскольку в Евразийском союзе существует принцип равномерности развития процедур и технологий, успешный опыт должен со временем распространяться на все страны сообщества. Практика саморегулирования «прорастет» либо снизу, либо сверху.

Андрей Баринов: Брокер — всего лишь один элемент (хоть и важный) в сложной цепочке поставок товаров. Надо говорить об электронном документообороте, стандартах, форматах передачи данных, а саморегулирование — самый простой способ поддерживать эти стандарты. И не надо забывать, что в мировой практике собственниками стандартов везде являются саморегулируемые организации (СРО).  

— Как вам сравнение СРО со средневековыми «цехами», которые ставили свои отраслевые интересы выше общественных?

Андрей Баринов: И в новейшей истории известны случаи, когда отраслевые организации осуществляли «картельный сговор». Антитеза одна: мы живем в век, когда бизнес-сообщество (не только брокеры) требует обеспечить прослеживаемость товара от двери до двери, причем желательно еще и наблюдать в режиме онлайн, на каком этапе обработки находится груз. СРО способны организовывать и поддерживать подобные логистические и информационные потоки, стандарты, действуя профессионально и сохраняя объективность. В США, например, в ассоциации входит множество хозяйствующих субъектов, а вот таможенных брокеров там не так и много.

Чем обусловлена критика подходов Всемирного банка, ведь позиции РФ в рейтинге Doing Business с каждым годом улучшаются?

Евгений Кошкаров, вице-президент Гильдии «Гермес». Фото: Павел Косолапов/CustomsForum.ru

Евгений Кошкаров, вице-президент Гильдии «Гермес». Фото: Павел Косолапов/CustomsForum.ru

Евгений Кошкаров: Россия действительно переместилась в недавно опубликованном списке за 2019 год на 31-е место (с 35-го). Но в рейтинге «Международная торговля» у РФ незавидное 99-е место (что, конечно, лучше позиции в рейтинге двухлетней давности —  140-е  место). ФТС России сокрушается, что Всемирный банк «не засчитывает» нам многие реформы, упрощающие действия бизнеса. Это важный момент, поскольку в стандартах крупных институциональных инвесторов возможность вложения средств в ту или иную экономику напрямую связана как с отдельными показателями, так и с интегральным рейтингом Всемирного банка. При выведении рейтинга «Международная торговля» за основу берется анкетирование бизнесменов, но таможня и субъекты рынка ВЭД считают, что выбор участников спорный — опрашиваемые не являются профессионалами в данной сфере, не могут оценить качество реформ. Так, скорость таможенного оформления улучшилась радикально — с нескольких дней до двух часов. Перед российским правительством стоит задача — «расти» именно по показателю «Международная торговля».

Андрей Баринов: Важным параметром привлекательности экономики является стоимость рисков и кредитов. Нормы резервирования при инвестировании в конкретную страну напрямую зависят от ее места в рейтинге. Есть доля правды в том, что подходы Всемирного банка отличаются от альтернативных при определении эффективности принятых решений, законодательных новаций. Прослеживается чрезмерно консервативный подход к оценке: в рейтинге не учитывается список действий, направленных на развитие бизнес-среды, в том числе и в сфере таможенного регулирования в России.

— Как вы оцениваете футурологические прогнозы экономиста Михаила Хазина относительно вступления в ЕАЭС от Японии до Турции в течение двух пяти лет?

Андрей Баринов: Он последователен в своих предсказаниях уже лет 15 и иногда указывает верные векторы развития и тренды.

Евгений Кошкаров: Сейчас у нас действует соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом. и в ближайшее время ожидается подписание еще с тремя странами — Сербией, Египтом и Иран.ом Это значительный объем торговли, и, значит, по большинству товаров ввозные пошлины будут аннулированы.

А прогноз того же автора, что при расширении ЕАЭС все деньги будут оставаться в Турции, как сейчас они остаются на китайско-казахской и белорусской границах?

Андрей Баринов: Действительно, в Казахстан утекла львиная доля таможенного оформления. В плане декларирования, сопровождения, кодов — там делается тюнинг национального законодательства, позволяющего максимизировать налоговые поступления от импорта и транзита и минимизировать перечисления в общий бюджет.

Евгений Кошкаров: Нормально, что деньги идут туда, где оборачиваемость выше, издержки ниже, а процедура принятия решений короче.

Судя по сегодняшнему обсуждении, для ФТС уже сейчас это вопрос, особенно применительно к Республике Беларусь, где НДС не уплачивается.

Андрей Баринов: На примере некоторых соседей мы видим практику легализации товарных потоков. В современной ситуации, при внедрении пост-контроля по цепочкам поставок, путь товара отслеживается до места таможенного оформления, производится проверка категорирования товаров и уплаты таможенных платежей. В том числе фиксируются и уплаты налоговых платежей: в этом случае где-то наблюдается скачок стоимости.  


1. Интервью состоялось 24 октября 2019 года. Андрей Баринов оставил пост руководителя платежной системы «Таможенная карта» 18 ноября 2019 года.