Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Взыскание с банка убытков, причиненных отказом выдать кредит
26.12.2022 Best-practice

Взыскание с банка убытков, причиненных отказом выдать кредит

Банковское кредитование является наиболее популярным инструментом привлечения внешнего финансирования для участников гражданского оборота, заинтересованных в получении заемных ресурсов для пополнения своих оборотных средств. Однако заемщик при планировании своей предпринимательской деятельности всегда должен учитывать возможный риск отказа со стороны банка в предоставлении кредитных средств


Так, в п. 1 ст. 820 ГК РФ на этот счет прямо предусмотрено, что кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, с очевидностью свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Банк вправе отказать заемщику в заключении кредитного договора, поскольку он не относится к числу публичных договоров и его заключение зависит от ряда факторов, учитываемых банком: платежеспособности заемщика, наличия или отсутствия ликвидного обеспечения, используемой им бизнес-модель, штатной численности и др.

Даже участие банка в какой-либо государственной программе не означает, что к кредитным договорам, заключаемым банком с заемщиками, применимы положения ст. 426 ГК РФ о публичном договоре, в том числе в части обязанности заключать кредитный договор на определенных условиях [п. 1 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений ГК РФ о кредитном договоре, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147 (далее — Обзор № 147)].

Поскольку закон прямо наделяет банк правом отказать в выдаче кредита заемщику, последний не вправе требовать возложения на него указанной обязанности в судебном порядке (Решение Белокатайского межрайонного суда Республики Башкортостан от 22.09.2021 № 2-886/2021).

Такой способ защиты прав заемщика прямо не предусмотрен законом и с учетом специфики правового регулирования кредитных отношений не позволяет восстановить его права и законные интересы, что не лишает его возможности использовать иные правовые инструменты.

Так, в п. 11 Обзора № 147 предусмотрено, что требования заемщика о взыскании с банка убытков, причиненных нарушением обязательства по выдаче кредита, могут быть удовлетворены судом, если сумма кредита не была выдана в установленный договором срок и отсутствуют обстоятельства, указанные в п. 1 ст. 821 ГК РФ.

В одном из дел предприниматель обратился в суд с иском о взыскании с кредитной организации убытков, причиненных неисполнением ею кредитного договора и составляющих разницу между размером процентов за пользование кредитом, предусмотренных кредитным договором, заключенным с ответчиком, и размером процентов за пользование кредитом по кредитному договору, заключенному с другим банком.

Банк возражал против удовлетворения искового требования, указывая, что в соответствии со ст. 821 ГК РФ у него есть право отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита даже после заключения договора. При этом отказ от выдачи кредита в данном случае не является нарушением договора, а представляет собой действие кредитора по защите своих имущественных интересов.

Удовлетворяя исковые требования предпринимателя, суд исходил из того, что положения п. 1 ст. 821 ГК РФ предусматривают право банка отказать в выдаче кредита только в том случае, если имеются обстоятельства, непосредственно свидетельствующие об ухудшении положения заемщика, что, в свою очередь, повлечет нарушение им своих обязательств по возврату кредита.

Вместе с тем, отказывая заемщику в предоставлении кредита по заключенному кредитному договору, банк не ссылался на указанную правовую норму и не доказал наличия обстоятельств, свидетельствующих о том, что сумма кредита не будет возвращена в срок. Соответственно данные обстоятельства не имели правового значения при разрешении спора между банком и заемщиком по поводу отказа в предоставлении кредитных средств.

В кредитном договоре, заключенном сторонами, отсутствовало положение о том, что банк вправе по своему усмотрению отказать в выдаче кредита или приостановить выдачу. Так как понуждение к исполнению обязанности выдать кредит в натуре не допускается, надлежащим способом защиты прав заемщика в случае нарушения кредитной организацией обязательства выдать кредит является обращение в суд с требованием о возмещении убытков, причиненных нарушением кредитного договора (ст. 15, 393 и 393.1 ГК РФ).

Такие убытки могут, в частности, выражаться в разнице между ставкой за пользование кредитом, установленной в нарушенном договоре, и процентной ставкой за пользование суммой кредита, полученной в другом банке, при условии, что срок кредитования и сумма кредита по второму кредитному договору не отличаются значительно от соответствующих условий нарушенного договора.

При этом по общему правилу процентная ставка по второй (заменяющей) сделке должна приниматься во внимание лишь в том случае, если сходными являются условия кредитования, включая вид и объем предоставляемого обеспечения. В данном деле кредит, выданный истцу другим банком, был обеспечен только поручительствами третьих лиц, что сказалось на увеличении процентной ставки из-за возросших рисков невозврата кредита.

Однако ответчик не мог ссылаться на указанные отличия в условиях кредитования, поскольку недвижимое имущество истца было обременено ипотекой, предварительно установленной в пользу ответчика в расчете на выдачу им кредита, и от погашения данной записи ответчик уклонялся. В связи с этим условия кредитования для целей расчета размера убытков могли быть приняты во внимание, и требования заемщика являлись обоснованными по праву и размеру.

Как видно из содержания п. 1 ст. 821 ГК РФ с учетом сохраняющей силу правовой позиции Президиума ВАС РФ, банк вправе отказать заемщику в выдаче кредита полностью или частично, в том числе отказав в выдаче определенных траншей в рамках открытого лимита возобновляемой или невозобновляемой кредитной линии, немотивированно, если такая возможность прямо предусмотрена условиями кредитного договора.

Так, в кредитный договор можно включить условие о том, что банк вправе, но не обязан предоставлять заемщику кредитные средства и может в любое время немотивированно отказаться от выдачи кредита либо включить иные подобные оговорки. При отсутствии в кредитном договоре такого условия банк вправе отказать заемщику в выдаче кредита со ссылкой на наличие обстоятельств, с очевидностью свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

В кредитный договор можно включить перечень обстоятельств, при возникновении которых банк будет вправе отказать заемщику в выдаче всей или части кредитных средств, например: просрочка в обслуживании долга, не соблюдение условия о поддержании определенного оборота по счету (кредитовый оборот), нарушение порядка согласования с банком определенных сделок заемщика и нарушение им иных ковенант.

При этом возможный перечень такого рода обстоятельств лучше всего сделать открытым, прямо указав на это в кредитном договоре, поскольку совершенно понятно, что все возможные случаи банк просто не сможет предусмотреть, а ситуация в любой момент может измениться.

В случае спора банк всегда может сослаться на наличие таких обстоятельств и избежать применения оценочной правовой нормы о возникновении обстоятельств, с очевидностью свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (Решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.01.2023 по делу № А60-53288/2020).

В кредитном договоре можно также предусмотреть определенный порядок направления заемщиком в адрес банка распоряжений о выдаче кредитных средств (к примеру, определенная форма и срок подачи распоряжения на получение траншей), оговорив в качестве последствия его несоблюдения отказ в выдаче кредита (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.05.2021 по делу № А40-6098/21-172-37).

Если же такого рода обстоятельств не установлено, а права на отказ в выдаче кредитных средств кредитный договор не предусматривает, то отказ банка в выдаче кредита будет считаться неправомерным. Права потребовать от банка выдать кредит у заемщика при этом в любом случае нет (Решение Октябрьского районного суда г. Мурманска от 08.10.2021 по делу № 2-3412/2021), однако он может взыскать с него убытки.

В такой ситуации заемщик будет вправе поставить вопрос о возмещении ему убытков, причиненных отказом выдать кредит, взяв за основу расчета текущую процентную ставку по аналогичным кредитным продуктам на рынке банковского кредитования при схожих условиях обеспечения либо условия конкретного кредитного договора, который он был вынужден заключить с другим банком (замещающая сделка).

Закон не ограничивает перечень возможных средств доказывания, устанавливая главное требование о том, чтобы все представляемые в материалы дела доказательства отвечали критериям относимости, допустимости и достоверности в соответствии с ч. 3 ст. 67 ГПК РФ и ч. 2 ст. 71 АПК РФ.

В связи с этим для обоснования своей позиции заемщик может представлять любые документы и сведения, включая кредитные договоры с другими кредитными организациями, информацию с финансового маркетплейса (https://www.banki.ru), отчеты независимых оценщиков и экспертные заключения, а также иные доказательства.

В судебной практике допускается использование данных с официального сайта ЦБ РФ о среднерыночных значениях полной стоимости потребительских кредитов (займов) в процентах годовых за определенный период, поскольку такая информация подготовлена мегарегулятором на основе объективных данных, имеющихся в его распоряжении.

Банк при этом должен учитывать, что в ситуации, когда на стороне заемщика в правоотношения по кредитованию с ним вступает потребитель, получающий кредитные средства для своих личных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, помимо собственно убытков с него могут быть также взысканы компенсация морального вреда и штраф за нарушение прав потребителя в размере 50% всех присужденных в пользу потребителя денежных сумм.

Указанный вывод основан на анализе взаимосвязанных нормативных положений, содержащихся в ст. 151 и 1099 ГК РФ, п. 6 ст. 13, ст. 15 и п. 3 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей», ч. 7 ст. 29 ГПК РФ, п. 4 ч. 2 и ч. 3 ст. 333.36 НК РФ, и подтверждается судебной практикой (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 18.08.2022 № 33-16596/2022).

Иск против банка заемщик вправе подать по месту своего жительства, закон при этом освобождает потребителя от необходимости уплаты судебных расходов по требованиям на сумму до 1 млн рублей. Кроме того, банк может быть привлечен к административной ответственности за нарушение прав потребителя по ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Следует учитывать, что право требовать возмещения убытков, вызванных отказом банка выдать заемщику кредит при наличии указанных в п. 1 ст.821 ГК РФ обстоятельств, у заемщика возникает только при условии, что он заключил с банком кредитный договор. С выдачей решения о предварительном одобрении кредита закон такую возможность не связывает. Таким образом, решение банка о предварительном одобрении кредита само по себе не порождает у заемщика права требовать заключения кредитного договора или выдачи кредита, поскольку оно носит предварительный характер.

Следовательно, банк не лишен возможности изменить или отменить решение о предварительном одобрении кредита по своему усмотрению, поскольку закон с его выдачей никаких последствий для него не связывает. Предварительное одобрение выдачи кредита и принятие решения о его предоставлении не являются тождественными действиями кредитора (Решение Омского районного суда Омской области от 13.05.2022 по делу № 2-811/2022).

В другом деле между банком и заемщиком было заключено соглашение о предоставлении кредита, по условиям которого банк (ответчик) принял на себя обязательство предоставить заемщику (истцу) кредит в сумме 400 млн рублей сроком на 20 месяцев с даты подписания кредитного договора на цели пополнения оборотного капитала истца.

Кредит мог быть использован истцом одной или несколькими суммами в течение 19 месяцев с даты подписания кредитного договора путем зачисления на расчетный счет истца на основании извещения об использовании выплаты по установленной форме.

Истец направил ответчику три извещения об использовании выплаты на общую сумму 132 млн рублей, при этом просрочка в возврате ранее полученных сумм кредита, в уплате процентов, комиссий и иных платежей по кредитному договору отсутствовала, что могло бы являться препятствием для выдачи кредита на основании п. 1 ст. 821 ГК РФ.

Однако, несмотря на отсутствие оснований для отказа в предоставлении кредитных ресурсов, банк свою обязанность перед заемщиком не исполнил. Кроме того, кредитный договор предусматривал обязанность банка до приостановления или прекращения кредитования письменно уведомить заемщика о возникновении обстоятельств, влекущих приостановление кредитования или аннулирование неиспользованной части кредита, чего он также не сделал.

Заемщик планировал использовать кредитные средства для капитализации своего актива, который он собирался продать инвестору, но из-за уклонения банка от выполнения принятых на себя обязательств он не получил прогнозируемую прибыль.

Признавая обоснованным требование заемщика к банку по праву и размеру, суд исходил из того, что заемщик представил доказательства приготовлений к получению выручки (документы о переговорах и подготовке сделки с инвестором), а банк в нарушение требований ст. 309 и 310 ГКРФ свои обязательства нарушил.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Согласно указанной норме, в понятие убытков включаются также неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Для взыскания убытков истец должен доказать факт нарушения обязательства со стороны ответчика, размер убытков, возникших у истца в связи с нарушением ответчиком обязательств, причинно-следственную связь между понесенными убытками и допущенными нарушениями. Основанием для возмещения убытков является доказанность стороной по делу всей совокупности перечисленных условий, и отсутствие хотя бы одного из них является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске.

В соответствии с абз. 3 п. 2 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» упущенной выгодой являются не полученные кредитором доходы, которые он получил бы с учетом разумных расходов на их получение при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

При определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения. Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено. Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

Оценив представленные истцом доказательства в обоснование того, что у него возникли убытки, а также представленные ответчиком возражения и обосновывающие их доказательства, суд посчитал, что в силу положений ст. 307, 309, 310, п. 1 ст. 819, п. 1 ст. 821 ГК РФ после заключения кредитного договора ответчик обязан был предоставить истцу денежные средства в пределах 400 млн рублей, поскольку отсутствовали обстоятельства, с очевидностью свидетельствующие о том, что истец не сможет возвратить ответчику полученные и затребованные денежные средства.

Возникновение у лица права требовать возмещения убытков обусловлено нарушением его прав, поэтому истец был вправе требовать взыскания упущенной выгоды из-за срыва по вине банка сделки купли-продажи актива. Суд также дал оценку недобросовестному поведению банка, который стал ссылаться на наличие обстоятельств, препятствующих выдаче кредита, только в ходе судебного разбирательства, что являлось нарушением запрета злоупотребления правом, установленным ст. 10 ГК РФ (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.12.2016 № Ф05-16455/2016).

Отметим, что в судебной практике обращается внимание на недопустимость противоречивого и непоследовательного поведения участника спора, который не вправе менять свою процессуальную позицию в зависимости от обстоятельств дела. В такой ситуации подлежит применению принцип эстоппель, согласно которому лицо, действовавшее противоречиво и непоследовательно, лишается права ссылаться на определенные обстоятельства, а также правило «Venire contra factum proprium» («Никто не может противоречить собственному предыдущему поведению»).

Принцип «Venire contra factum proprium» подразумевает, что сторона не может ставить себя в противоречие к своему предыдущему поведению по отношению к другой стороне спора, если последняя действовала, разумно полагаясь на такое поведение. В противном случае поведение первой стороны не будет соответствовать принципу добросовестного осуществления гражданских прав.

Согласно признанной международным и национальным правом и широко используемой на практике доктрине эстоппель такая недобросовестная сторона утрачивает право ссылаться на определенное право или обстоятельства, имеющие процессуально-правовое значение, если из ее действий другая сторона могла разумно предположить, что вышеупомянутая сторона отказалась от возможности ссылаться на такое право или такие обстоятельства (Решение Суда по интеллектуальным правам от 24.03.2022 по делу № СИП-1329/2021, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.11.2022 № Ф02-4718/2022, Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 29.09.2022 по делу № 2-1367/2022, 33-14030/2022 и др.).