Финансовая сфера

Банковское обозрение


13.05.2020 Аналитика
Заграница ВЭД поможет?

Финансовые организации подбирают клиентам ВЭД партнеров по всему миру. Об экономическом «сводничестве» и других реалиях кризиса внешнеэкономической деятельности 2020 года «Б.О» рассказали участники рынка


Экономика России — значительно более открытая, чем в странах, ориентированных на внутреннее производство и потребление, потому проблемы у российских участников ВЭД начались задолго до российского карантина. «В первом квартале большинство крупных китайских заводов остановило производство в связи с пандемией, затем началась приостановка производств в Европе и ряде азиатских стран, — комментирует Андрей Возмилов, генеральный директор платежной системы «Таможенная карта». — В марте китайские предприятия частично возобновили производство, они смогут обеспечить импортеров ранее оплаченными товарами».

Паническая поддержка

Однако к этому моменту возникли трудности в экономике РФ: скачок курса рубля к доллару на фоне многократных обвалов на мировых фондовых рынках, продолжающийся нефтяной кризис, самоизоляция. В отсутствие статистики по ВЭД за первый квартал можно опираться только на оценки экспертов, а они отмечают бурный, не прогнозируемый рост в сегменте продаж новых автомобилей и ряда других импортных потребительских товаров, включая электронику.

«Мы видели паническое потребление как домохозяйств, так и предпринимателей, вызванное ожиданием повышения цен и возможного дефицита товаров», — поясняет Андрей Возмилов. Это оказало сектору поддержку.

«В первом квартале существенного снижения объемов ВЭД или количества компаний, ведущих ВЭД, по своей клиентской базе мы не увидели, а по ряду категорий клиентов зафиксировали даже небольшой рост», — сообщила Наталья Голудина, советник заместителя председателя правления Сбербанка.

Риски исчезают в топах

Однако не секрет, что доля МСБ в секторе ВЭД незначительна, а крупные клиенты традиционно работают с государственными и иностранными банками. Вот и в текущий кризис эксперты ждут ужесточения конкуренции, да и динамика по банкам за пределами топ-30 может выглядеть иначе. К тому же от прежних кризисов госбанки всегда выигрывали. Теперь, когда на первое место вышли качество и объем дистанционных сервисов, преимущества топов очевидны.

«Вопрос конкуренции между банками всегда стоял достаточно остро, тем самым банковская система развивается, что позволяет предоставлять бизнесу все более эффективные и выгодные решения», — считает Наталья Голудина из Сбербанка.

«Пандемия внесла свои коррективы в рабочий процесс участников ВЭД. У импортеров риски связаны с несвоевременным получением товара или с несвоевременным возвратом аванса, что может привести к штрафным санкциям. У экспортеров есть риск неполучения выручки, задержек в отгрузке. Банки анализируют деятельность своих клиентов, максимально помогая структурировать сделки для минимизации названных выше рисков. Финансовые организации детально подходят к такой работе, учитывая все возможные прогнозы. Кредитные организации внимательно анализируют источники финансирования импортеров, у которых возросла себестоимость продукции из-за роста курса валюты», — описывает роль финансовых структур в кризис Наталья Бахова, начальник управления продаж продуктов документарного и международного бизнеса МКБ.

Андрей Возмилов говорит о важности обучающих проектов, разъяснении программ поддержки со стороны правительства, помощи в поиске новых контрагентов, рынков сбыта (особенно клиентам МСП). Наталья Голудина также отмечает услугу по поиску зарубежных партнеров, а еще — экспресс-возврат НДС под электронную банковскую гарантию.

Второй квартал — прогнозы в минус

Во втором квартале ситуация корректируется в сторону снижения экономической активности, в том числе объемов ВЭД. Так видят ситуацию в Сбербанке. Андрей Возмилов в качестве негативного тренда на текущий квартал отмечает давление карантинных мероприятий в Евросоюзе, поскольку на долю стран ЕС приходится 43% внешнеторгового оборота РФ и отсутствует понимание, когда будут сняты барьеры.

На фоне падения курса рубля, роста цен на ввозные товары и незапланированных трат первого квартала, снижение спроса на ряд товаров, таких как автомобили и электроника, выглядят неизбежным. В других отраслях, например в табачной, снижение объемов может проявиться по иным причинам — в том числе из-за закрытия производств в ЕС.

Годовые прогнозы, судя по ответам банкиров, еще более туманны. В банках готовятся к затяжным проблемам в экономике, которые в том числе неминуемо отразятся на внешнеэкономической деятельности. Андрей Возмилов акцентирует внимание на изменении курса рубля и потребительском спросе, Наталья Бахова — на возможном повторении карантинных мер на протяжении 2020-2021 годов

«Ситуация в секторе ВЭД сложная. Уже есть серьезные проблемы с оттоком капитала, со счетом текущих операций. Мы будем вынуждены катастрофически сократить импорт. Мы продаем меньше, пропорционально снижению стоимости нефти. То есть экспорт остановится, импорт пропорционально тоже, — уверен Василий Солодков, директор Банковского института НИУ ВШЭ. — Заканчиваются контракты по тем ценам на нефть, которые были. Новые цены будут ниже, чем в 1998 году, а тогда всем мало не показалось! Роста внутреннего спроса на нефтепродукты долго не будет. Мировая экономика входит в рецессию».

Контрсанкции направят в коридор?

В плюс могут сработать некоторые меры поддержки импорта, говорят эксперты. В том числе они подразумевают возможность частичного снятия контрсанкций. Так, Совет Федераций уже пообещал представить свои предложения по изменению закона до середины мая (якобы обсуждается своеобразный «зеленый коридор», по которому в РФ будут поставлять некие товары первой необходимости).

Существенную поддержку российской экономике окажет закрытие пассажирского трафика, поскольку сократятся расходы российских домохозяйств на путешествия за границу

В Сбербанке, судя по всему, ситуацию видят в ином свете. «Сейчас сложно спрогнозировать, как будет меняться внешнеторговый баланс. Мир меняется на наших с вами глазах, в том числе меняется и политическая риторика. Но что является позитивным для нас фактором, так это то, что в условиях экономических санкций освободившиеся после ухода иностранного бизнеса ниши заняли отечественные производители. Политика импортозамещения дает свои плоды, и далеко не все иностранные компании, желающие поставлять свою продукцию в Россию, после снятия режима контрсанкций смогут найти себе покупателей в нашей стране», — утверждает Наталья Голудина.

«Мы не отслеживаем увеличения импорта. Многие импортеры, наоборот, стараются максимально уйти на внутренние закупки для минимизации валютных рисков и уменьшения себестоимости товара», — говорит Наталья Бахова.

Андрей Возмилов считает, что существенную поддержку российской экономике окажет закрытие пассажирского трафика, поскольку сократятся расходы российских домохозяйств на путешествия за границу. «Россия была чистым импортером услуг и может улучшить свой баланс как минимум на 20 млрд долларов по итогам 2020 года», считает он.

Оптимизм из «Санкт-Петербурга»

«На наш взгляд, кардинального падения сектора ВЭД на данный момент предсказывать нельзя. Структура внешнеэкономической деятельности как таковая неоднородна: она делится на экспортные и импортные потоки, те, в свою очередь, делятся на потоки товаров и услуг, и при этом каждый отдельный поток еще разделяется на множество отраслей. В каждом из указанных направлений ВЭД может наблюдаться совершенно разная динамика в кризисные периоды: конечно, объемы по ряду международных сделок снижаются, но также довольно значительная часть не только остается стабильной или претерпевает лишь небольшие колебания, но и растет. Поэтому о резком схлопывании речь вряд ли может идти», — такой позитивный прогноз дал Сергей Норицин, директор дирекции внешнеторговых операций банка «Санкт-Петербург».

Кроме того, одной из ключевых отличительных черт ВЭД является интернациональный характер бизнеса, иными словами — выход географии бизнеса за пределы одной страны, уточняет эксперт. «Принимая это во внимание, можно отметить несколько взаимосвязанных факторов. Первое, негативные эффекты в периоды экономической нестабильности распределяются по странам неравномерно, имеют везде разную продолжительность и силу влияния. Второе, участники ВЭД имеют возможность адаптироваться и перераспределять бизнес-потоки в другие страны в зависимости от ситуации в странах, с контрагентами которых взаимодействуют, — уверен Сергей Норицин. — Все перечисленное позволяет судить, что о крахе сектора заявлять не стоит».

 

Наталья Голудина, советник заместителя председателя правления СбербанкаНаталья Голудина, советник заместителя председателя правления Сбербанка

Сегодня для участников ВЭД становится важным не столько классический банкинг, сколько сопутствующие небанковские сервисы, позволяющие получить поддержку в различных аспектах внешнеторгового бизнеса.

Физические контакты и классические модели поиска партнеров не работают, важны электронные инструменты торговли, такие, например, как наша платформа поиска зарубежных партнеров bankofpartners.com, участниками которой являются представители бизнеса 177 стран.

В условиях ограниченности бюджетов компаний крайне важен оперативный возврат средств в оборот, и мы запустили экспресс-возврат НДС за семь дней под электронную банковскую гарантию. Также мы предоставляем беспрецедентные условия в рамках пакетов услуг «500 за 500 » и «ВЭД без границ».

«ВЭД под ключ», «Экспортный акселератор», трекер валютных платежей и еще десяток других продуктов для участников ВЭД позволяют оказать комплексную поддержку на всех стадиях ВЭД. Все продукты цифровые, без визитов в банк.

 

 

Наталья Бахова, начальник управления продаж и развития продуктов документарного и международного бизнеса МКБНаталья Бахова, начальник управления продаж и развития продуктов документарного и международного бизнеса МКБ

Компаниям важны оперативность банка, гибкость в принятии решения, продуктовая линейка. У участников ВЭД возрастает спрос на продукты, которые кроме финансирования позволяют «закрыть» риски — аккредитивы, факторинг и другие. Субсидируемое финансирование наиболее интересно бизнесу, так как дает возможность уменьшить затратную часть.

 

 

Сергей Норицин, директор дирекции внешнеторговых операций банка «Санкт-Петербург»Сергей Норицин, директор дирекции внешнеторговых операций банка «Санкт-Петербург»

Ценность в том, чтобы стать партнером для своего клиента и получать обоюдный положительный эффект от синергетического взаимодействия. В кризис важны три фактора: бесперебойность процесса, индивидуальный подход и поддержка новыми инструментами. Мы не ограничили время платежей, суммы конверсии, не прекратили постановку контрактов на учет. Оказываем информационную поддержку, оперативно решаем проблемы клиентов, не сокращая ни объемы, ни виды операций. Все финансовые услуги и сервисы актуальны в условиях 100%-но удаленного обслуживания.






Читайте также