Финансовая сфера

Банковское обозрение


01.02.2021 FinCorpFinRetailАналитика
Зеленый свет зеленой экономики

Сегодня рынок зеленого финансирования оценивается в 250 млрд долларов, что составляет 3,5% мирового рынка облигаций. Помогает ли это решать экологические проблемы — вопрос


14 января на Гайдаровском форуме в рамках дискуссии «Устойчивые финансы: заработать или сохранить природу?» эксперты обсудили перспективы рынка зеленых облигаций и их пользу.

Зеленый стандарт

Для понимания важности зеленого финансирования и улучшения экологии модератор дискуссии Антонина Левашенко, руководитель Центра Россия-ОЭСР РАНХиГС, привела пример Евросоюза, где подсчитали, что выбросы углекислого газа привели к 18 тыс. преждевременных смертей и потере 4 млн рабочих мест в год. В России же только в 2020 году задумались о стандарте зеленых финансов, и ВЭБ.РФ в постоянном диалоге с ЦБ, министерствами и ведомствами приступил к разработке национальной системы зеленого финансирования. Алексей Мирошниченко, заместитель председателя ВЭБ.РФ, выразил надежду, что национальный стандарт не только даст импульс, но и позволит развиваться рынку зеленого финансирования. «Зеленое финансирование — прикладной инструмент, позволяющий компании, которая берет на себя чуть более ответственную позицию, получить чуть более дешевые деньги. Так оно работает на Западе, и мы решили, что нам такой инструмент нужен», — отметил спикер. 

Слева направо: Антонина Левашенко (РАНХиГС), Денис Шулаков (Газпромбанк), Алексей Мирошниченко (ВЭБ.РФ). Фото: Гавриил Григоров / Фотохост-агентство ТАСС

Слева направо: Антонина Левашенко (РАНХиГС), Денис Шулаков (Газпромбанк), Алексей Мирошниченко (ВЭБ.РФ). Фото: Гавриил Григоров / Фотохост-агентство ТАСС

Для того чтобы больше компаний смогли использовать данный инструмент, в первую очередь необходимы российский стандарт и российский верификатор. Последний вопрос в ВЭБ.РФ уже проработан с рейтинговыми агентствами АКРА и «Эксперт РА», и список таких компаний должен пополниться. Вторая задача заключается в том, чтобы сделать новый стандарт международным. «Мы не придумали ничего такого, что не было бы признано за границей», — отметил Алексей Мирошниченко. При этом эксперт подчеркнул, что есть технологии, которые сокращают углеродные выбросы и присущи российской действительности, но не включены в европейские таксономии. К ним можно отнести, например, утилизацию попутного нефтяного газа, атомную энергетику. Другая часть работы, которую предстоит сделать в 2021 году, — убедить международное сообщество, что эти проекты тоже зеленые. 

 

 

Держать слово за международное сообщество пришлось Роберту Янгмену, главному аналитику директората ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития по окружающей среде). Он сообщил, что, согласно исследованию ОЭСР, зеленые проекты не всегда оказывают реальное влияние на снижение выбросов. Это связано с тем, что сами стандарты еще не до конца сформированы, а отчетность построена по разным методикам. «Мы обсуждали этот вопрос в 2020 году, и важно подвести под единый знаменатель таксономию, которую используют в разных странах. Пока что у каждого свое понимание явления “зеленый”», — подчеркнул эксперт. Также он заявил, что важно не нанести другой ущерб природе в гонке за устойчивым развитием.

Будущие чемпионы

О том, насколько активны российские компании, которые вкладываются в зеленые облигации или являются их эмитентами, рассказал Денис Шулаков, первый вице-президент Газпромбанка. Из топ-20 российских компаний ни одна не выпустила зеленых облигаций. Понять, плохо это или хорошо, можно, посмотрев на количество таковых, например, в списке S&P 500. Там их всего пять. В FTSE 100 — четыре. 

Денис Шулаков (Газпромбанк). Фото: Гавриил Григоров / Фотохост-агентство ТАСС

Денис Шулаков (Газпромбанк). Фото: Гавриил Григоров / Фотохост-агентство ТАСС

«Наиболее активные компании — это не компании первой двадцатки, а компании, которые идут значительно ниже, — потенциально будущие чемпионы», — отметил эксперт. Чтобы «не бросать камень в свой огород», спикер назвал ряд российских компаний, которые отметились на экологическом поприще. Например, у компании «Полиметалл» самые высокие с точки зрения экологии и ESG рейтинги, которые отметила RAEX Europe. «Евраз» — одна из первых публичных компаний, которая сделала оценку климатических рисков и возможностей организации в трех сценариях. Там еще нет зеленого инструмента, но сделано намного больше с точки зрения подготовки. «Металлинвест» привлек предэкспортный кредит с привязкой к ESG-критериям. «В целом, если сегодня посмотреть на российский рынок, то зеленых облигаций не так много — 111 млрд рублей и семь выпусков. Причем 100 из них, это выпуск РЖД», — подчеркнул эксперт.

Также спикер отметил, что с 1 июля 2020 года более 3 тыс. иностранных инвесторов, подписавших принципы устойчивого развития ООН, обязаны 50% активов перевести в активы, соответствующие принципам ESG. Таких активов в мире мало. Примерно 10–15 трлн долларов сегодня недоинвестировано, и инвесторы ищут, где войти в зеленую экономику. Такого запаса емкости интереса в мире никогда не было. «Можем ли мы этим сегодня воспользоваться? Скорее нет, чем да» — считает Денис Шулаков. Объясняется это существованием определенных ограничений по налогообложению, то есть российские облигации для нерезидентов имеют режим налогообложения, отличный от такового для еврооблигаций. «Если мы сегодня это “схлопнем” и приведем к единому стандарту, получим возможность, которую нам предоставляет время», — добавил спикер. 

Опрос «Купите ли вы российские зеленые облигации?», проведенный в начале сессии, показал, что 54% опрошенных готовы к таким покупкам, 22% — не готовы. Остальные или не понимают, или сомневаются. 






Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ