Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

19.10.2018 Аналитика
Большие данные — большие проблемы

Работа с Big Data наталкивается на юридические трудности





Стремление банков к созданию экосистем делает их пионерами в работе с Big Data. Но по мере масштабирования технологии появляется все больше вопросов об имущественной принадлежности персональных данных, а также вызовов в сфере кибербезопасности. Баланс между интересами бизнеса, государства и граждан искали на Форуме «Финополис-2018».

 

Пленарная дискуссия № 2. Данные – новая нефть? Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Пленарная дискуссия № 2. Данные – новая нефть? Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

По итогам 2017 года банки стоят на первом месте среди покупателей Big Data, многие секторы они превосходят по объемам покупок в несколько раз, сообщила первый зампредседателя Банка России Ольга Скоробогатова, которая выступила модератором пленарной дискуссии «Данные — новая нефть?». «Большие данные считаются сейчас топливом для любого бизнеса, просто банковские организации одними из первых поняли, что это источник дохода», — отметила она.

 

Ольга Скоробогатова, ЦБ РФ. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Ольга Скоробогатова, ЦБ РФ. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

Риски либеральной политики в сфере хранения данных обозначил профессор Школы бизнеса Стерна и Центра науки о данных Нью-Йоркского университета Васант Дхар. «США создают инновационные подходы в использовании новых технологий. По мере того, как платформы становились все более мощными, их политика в части данных становилась все более либеральной. То же относится к государственной политике. Государства все либеральнее смотрят на использование данных и сами начинают их активно использовать. По сути, с рядом ограничений с нашими данными делают что хотят. Изнанка этого — в утечках баз данных, как, например, в случае с кражей у Facebook 50 млн аккаунтов. Это практически Дикий Запад», — отметил он.

 

Васант Дхар, Школа бизнеса Стерна и Центра науки о данных Нью-Йоркского университета. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Васант Дхар, Школа бизнеса Стерна и Центра науки о данных Нью-Йоркского университета. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

По мнению Васанта Дхара, нарастает тенденция считать данные личной собственностью. Так, он сослался на недавнее решение Верховного суда Индии, который, рассматривая конституционность программы цифровой идентификации, пришел к выводу, что у граждан есть право на личную жизнь, но эта программа соответствует Конституции. Поэтому с рядом ограничений использовать Big Data все же можно.

Сотовые операторы, розничные сети и финансовые сервисы или уже работают с Big Data, или задумываются об этом, заявил первый зампредседателя правления Сбербанка Лев Хасис. «Сейчас это полная terra incognita и большой вызов для всех регуляторов», — считает он. Отставание регуляторов порождает много противоречивых законов и нормативов.

 

Лев Хасис, Сбербанк. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Лев Хасис, Сбербанк. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

При накоплении колоссальных объемов данных все большее значение приобретают вопросы защиты от киберугроз, считает Л. Хасис. «Преступный мир перемещается от квартирных краж в сторону краж информации. Способность банков обеспечить клиентам защиту от подобных рисков будет определять их конкурентоспособность», — заявил он.

Топ-менеджер Сбербанка высказал мысль, что тема privacy может оказаться краткосрочной: «Для многих молодых людей вопрос защиты данных стоит уже не так остро. — Но в каждом времени нужно быть релевантным, в том числе и к тем клиентам, которые противятся попыткам корпораций проникнуть в их частную жизнь». Он отметил, что множество компаний предоставляют людям бесплатный сервис, а затем торгуют его данными от своего имени, как это делает большинство соцсетей. «Использование банком данных из соцсетей — это взаимоотношения банка с человеком или с соцсетью?», — задался вопросом Л. Хасис.

Технологии Big Data, считает зампредседателя правления Газпромбанка Вадим Кулик, рождают сразу две юридических проблемы: вопрос права собственности и вопрос права доступа. «Фактически, попадая в соцсети, данные становятся интеллектуальной собственностью соцсетей, неотрывной от самой базы данных. Но это порождает юридическую двусмысленность. Чем скорее решится эта юридическая коллизия, тем быстрее будут развиваться технологии», — отметил он.

 

Вадим Кулик, Газпромбанк. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Вадим Кулик, Газпромбанк. Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

При таргетированной рекламе людей прежде всего раздражают предложения, которые поступают от тех, кому не давали на это разрешения, и те, которые абсолютно не совпадают с желаниями человека. Как минимум вторую проблему реально решить за счет повышения скорости и корректности обработки данных, уверен В. Кулик «Если данными будут оперировать точнее и быстрее, то и раздражения у клиентов будет меньше!», — заявил он.

«Это ошибки моделирования и анализа ситуации дата-сайентистами, — считает зампрезидента — председателя правления Банка ВТБ Ольга Дергунова. — Нужно дать пользователям возможность отключить результаты анализа в своих профилях, почтовых ящиках и телефонах. Нужно идти по пути управление платформами и электронными согласиями».

 

Ольга Дергунова, ВТБ. Фото: Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Ольга Дергунова, ВТБ. Фото: Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

Это вопрос в том числе этический, и возможным выходом станет кодекс этики по работе с Big Data, который готовит созданная на днях Ассоциация больших данных. Об этом сообщила операционный директор компании «Мегафон» Анна Серебряникова, которую избрали президентом новой структуры.

 

Анна Серебряникова, «Мегафон». Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

Анна Серебряникова, «Мегафон». Фото: Вячеслав Викторов / Росконгресс

 

«Есть большие опасения, что мы создаем цифровую копию личности человека, которая знает о нем больше, чем он сам, и будем иметь возможность в будущем воспользоваться этими знаниями так, как он и не предполагает, — заявила А. Серебрянникова. — Поэтому мы готовы добровольно принять на себя обязательства по части прозрачности использования больших данных и прописать, какие протоколы будем использовать, как сделать процесс прозрачным для государства и общества. Это важный шаг в общественном диалоге на тему «Почему, как и для чего мы используем Big Data».

Много прикладных вопросов остается и на государственном уровне, отмечает А. Серебряникова: «Государству необходимо понимание: кому принадлежат государственные данные? Как должны выглядеть Open API для различных видов пользователей? Достаточно ли пропускных способностей у платформ, той же СМЭВ?»

Между тем открыт сам вопрос эффективности работы банков с Big Data. «То, что мы сейчас делаем с данными, мы умели делать последние 10–15 лет. Департаменты рисков работают с теми же данными по тем же моделям, — заявила А. Серебряникова. — От того, что мы начали переименовывать наших аналитиков в дата-сайентистов, эффективнее аналитика не становится. Мы занимаемся большими данными, имея на руках старые и, в целом, типичные для банковского сектора продукты».

Даже само понимание Big Data уже далеко от первоначального. «Сейчас это прежде всего объем данных, а совсем не то, что стояло за этим понятием, когда оно создавалось — данные разных типов, от голоса до картинок и “цифры”, — сказала Ольга Дергунова. — Многие крупные американские банки работают с соцсетями и публикуют множество исследований по их анализу, но ни одного — о способах монетизации. Мы сами провели ряд исследований. Наиболее конкретный результат — можем сказать, в какое время суток люди склонны совершать покупки. Как это монетизировать, непонятно». Если речь идет об анализе по требованиям 115 ФЗ («О противодействии легализации (отмыванию) доходов»), то банки с удовольствием отдадут все данные государству, чтобы покупать уже готовую услугу, считает зампрезидента ВТБ.



Читайте наши лучшие материалы Яндекс. Дзен Телеграмм