Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Инвестор склонен приходить туда, где его ждут
30.10.2019 Аналитика
Инвестор склонен приходить туда, где его ждут

О том, как Международный финансовый центр «Астана» влияет на инвестиционный климат Казахстана, о том, чем он может быть интересен российскому бизнесу, а также о возможностях для развития финтеха в регионе в интервью «Б.О» рассказал Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА)


Данил Поминов
Обозреватель
Банковское обозрение
Кайрат Келимбетов
Управляющий Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА)

Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана» (МФЦА)— Кайрат, прежде всего хотелось бы вас спросить, что представляет собой Международный финансовый центр «Астана» на сегодняшний день. Для чего он был создан? Может быть, уже есть какие-то результаты его работы? 

— Международный финансовый центр создавался для достижения двух больших целей. 

Первая цель — создание благоприятных условий для привлечения инвестиций в экономику Казахстана. МФЦА — это в первую очередь конкурентоспособная инвестиционная юрисдикция на базе английского права. Впервые в Центрально-Азиатском регионе был создан благоприятный юридический режим для привлечения и защиты инвестиций, принятый в ведущих мировых финансовых центрах — от Нью-Йорка до Гонконга. Для этого была проведена очень серьезная работа — начиная с изменения Конституции и заканчивая сложными процедурами по созданию легитимного независимого суда МФЦ, не являющегося частью судебной системы Казахстана. Это был очень основательный подход. 

Для чего это было сделано? Чтобы иностранные инвесторы, приходя в Казахстан, могли структурировать свой бизнес в юрисдикции английского права, на основании глобальных стандартов и понятных им правил игры. Находясь на территории Республики Казахстан, в центре Евразийского континента, они получили возможность заключать договоры и проводить сделки со ссылкой на английское право. Во-первых, это понятная юрисдикция, во-вторых, удобство использования английского как основного языка делопроизводства. Таким образом, создаются благоприятные условия для привлечения инвестиций. Иностранный инвестор предпочитает привычную для него юрисдикцию, и склонен приходить туда, где его ждут и создают для этого условия. 

Вторая важная цель — это развитие рынков финансовых услуг, в том числе тех, которые в Казахстане недостаточно хорошо представлены. Это рынки капитала, управление активами, управление благосостоянием частных лиц, включая private banking, исламские финансы и финтех. Специально для этой юрисдикции был создан собственный регулирующий орган. То есть у нас отдельный, независимый регулятор, который уполномочен выпускать акты и осуществлять надзор за деятельностью структур, которые работают в рамках МФЦА. 

Среди ключевых резидентов МФЦА — биржа AIX (Astana International Exchange), это современная торговая площадка, созданная на базе новейших технологий трейдинга. Технологическим партнером выступила биржевая группа Nasdaq, на технологии которой и работает биржа. Стратегическим партнером AIX стала Шанхайская фондовая биржа. К партнерам биржи также присоединился Goldman Sachs и Фонд Шелкового пути — китайский инвестиционный фонд, специализирующийся на финансировании инфраструктурных проектов в рамках инициативы «Один пояс — один путь».

Таким образом, сложился баланс между западным и азиатским капиталом. С точки зрения технологий создание площадки с нуля позволило спроектировать и построить ее максимально эффективно, с учетом всех современных тенденций. Комбинация этих факторов играет важную роль для привлечения инвестиций в регион. Скажем, когда участники западного рынка видят среди участников Goldman Sachs и Nasdaq, априори складывается более доверительное отношение. 

— Могут ли биржа и МФЦА в целом представлять интерес для российского финансового сектора? Рассматриваете ли вы российские компании как свою целевую аудиторию? 

— Да, для России, как и для других соседних с Казахстаном стран, это дополнительная возможность привлечения инвестиций. Мы проводим определенную работу с потенциальными инвесторами по привлечению капитала в форме прямых инвестиций. Кроме того, есть возможность получить финансирование через биржевые инструменты. 

Также это может быть интересно с точки зрения предоставления услуг на площадках, которые мы создаем. Скажем, тот же asset management, услуги по управлению активами или сопровождению привлечения капитала на фондовой бирже и т.д. Вообще, во многих направлениях есть потенциал для того, чтобы российские игроки зашли на эти рынки и участвовали в деятельности на них. 

— Есть ли какие-то кейсы сотрудничества с российскими компаниями или хотя бы проявление интереса с их стороны? 

— Да, один из интересных кейсов связан с российской компанией «Полиметалл», которая в апреле этого года разместила свои акции на AIX. Компания давно работает в Казахстане, привлеченное финансирование будет направлено в том числе на реализацию проектов на территории страны. 

«Полиметалл» стал первым иностранным эмитентом, который привлек международные инвестиции на площадке AIX, и этот листинг — знаковое событие и для нас. 

— Связано ли размещение на бирже с инвестициями в реальную экономику, в инфраструктуру или это сугубо финансовое посредничество? 

— Конечно, сейчас мы говорим о таких инструментах, как акции и облигации, когда эмитенты привлекают капитал непосредственно для проектов. У нас разместили свои инструменты, например, тот же «Полиметалл» и «Казакстан Темір Жолы» — привлеченные средства пошли на их проекты. Сейчас растет интерес к инфраструктурным проектам, в частности, в рамках инициативы «Один пояс — один путь». Они тоже могут быть профинансированы через МФЦА и биржу.

В будущем мы планируем развивать и рынок производных финансовых инструментов, там можно будет говорить о сугубо финансовом посредничестве и хеджировании рисков, но на этом этапе мы уже помогаем привлекать инвестирование в экономику региона.

— Что происходит в другом направлении вашей деятельности — финтехе? Какие из инициатив в этой области представляются вам наиболее важными и потенциально результативными? 

— Основные усилия сейчас мы направляем на привлечение финтех-компаний, в том числе глобальных, на рынок Казахстана и всего Центрально-Азиатского региона. Кроме того, конечно, мы заинтересованы во взращивании, развитии казахстанских компаний. Плюс хотим стать точкой притяжения для финтех-сообщества из соседних стран. 

Чем мы рассчитываем привлекать стартапы? В целом, задача состоит в создании экосистемы, которая будет максимально благоприятной для финтех-бизнеса. В первую очередь это, конечно, вопрос регулирования. Как я уже говорил, в рамках МФЦА действует собственный регулирующий орган. В его структуре существует специальное направление по регулированию финансовых технологий и инноваций. В том числе была создана регуляторная песочница. Коллеги демонстрируют очень гибкий подход к формированию правил регулирования и контроля. Принятие новых правил или изменение существующих происходит очень оперативно и компетентно, при этом идет плотное взаимодействие непосредственно с рынком. Большое значение уделяется изучению мирового опыта, лучшие практики перенимаем и стараемся внедрить. Думаю, что гибкое регулирование — это одно из основных преимуществ нашей площадки. 

Законодательные нормы, которые устанавливает регулятор МФЦА, имеют полную силу на территории Казахстана

Законодательные нормы, которые устанавливает регулятор МФЦА, имеют полную силу на территории Казахстана. Это не какая-то автономная песочница исключительно для пилотных проектов, компании могут масштабировать свой бизнес по всей стране и за ее пределами. Нельзя сказать, что такая схема регулирования уникальна — например, примерно по таким же принципам работает Международный финансовый центр «Дубай».

— Действительно, регулирование — краеугольный камень для финтеха. Тем не менее, что-то еще предпринимаете? 

— Да, кроме перечисленного мы создаем институты поддержки стартапов и действующих компаний. Создан специальный финтех-хаб, который уже приступил к реализации специальных программ: проведению конкурсов, акселерационных программ, разработке других инструментов поддержки, в том числе взаимодействия с участниками финансового рынка в части предоставления открытых API, совместные лаборатории и многие другие инструменты. 

Конечно, мы работаем над тем, чтобы появлялась и инвестиционная поддержка. В основном это переговоры с иностранными венчурными фондами и другими инвесторами, которые ищут перспективные стартапы для инвестиций. Также в этом плане мы прорабатываем возможность создания некой площадки, которая позволит делать фандрайзинг проектов. 

— Вы можете назвать какие-то удачно стартовавшие на вашей площадке проекты? В мире существуют несколько признанных центров финтех-индустрии — Дубай, который вы уже упоминали, Сингапур, Лондон, Нью-Йорк, Гонконг и т.д. Вы вступаете на конкурентное поле. За счет чего вы собираетесь выделяться и конкурировать в этом случае? 

— Собственно, финтех-хаб и акселерационная программа были запущены только в прошлом году, поэтому стартапы только начинают у нас «приземляться». В этом году на нашей площадке прошел региональный этап Visa Everywhere Initiative — это глобальная программа поддержки финтех-стартапов. Победителями конкурсной программы стали несколько довольно успешных проектов как из Казахстана (это reKASSA и Nebank.kz), так и других стран (NambaPay из Кыргызстана, LendingStar из Сингапура, MARTA из Узбекистана). Сейчас проходит очередной этап этого конкурса в Абу-Даби, в котором участвуют два казахстанских стартапа. 

Я бы не стал сейчас говорить, что мы собираемся конкурировать с Сингапуром или с Лондоном — это было бы по меньшей мере наивно. Впрочем, привлекательность той или иной инновационной территории зависит от специфики и географии стартапа. Это могут быть, допустим, проекты казахстанских, кыргызстанских, ,украинских или российских ребят. Омск и Новосибирск находятся относительно недалеко, и сотрудничество с МФЦА может стать более привлекательным вариантом для команд из этих городов хотя бы по географическому принципу. 

Поэтому мы готовы конкурировать в регионе, готовы создавать условия для привлечения талантливых людей. Если какие-то иностранные компании сюда приходят, это не значит, что они делают выбор, условно, между Нур-Султаном и Гонконгом. Скорее их логика такая: «Нам интересен регион, и мы хотели бы попробовать, проверить, пойдет ли здесь наш продукт». Мы же в ответ предлагаем благоприятные условия для развития, чтобы эти компании зашли сюда, могли работать по привычным правилам, поскольку регулирование на постсоветском пространстве примерно одинаковое. Далее, если у компании появляется возможность более эффективно, с меньшими затратами зайти на рынок, следующим шагом она может масштабироваться на Россию и другие страны. Это как пример. 

То есть мы — некая стартовая площадка для тестирования продукта и рынка, потому что в целом рынки России и Казахстана очень похожи. Конечно, в России объем примерно в 10 раз больше, но при этом ментальность, покупательная способность, какие-то потребительские характеристики схожи, в том числе в сфере деятельности стартапов. Кроме того, стартапы могут получить здесь какие-то посевные инвестиции, что даст толчок к их дальнейшему развитию. То есть мы создаем такую площадку, на базе которой будет удобно как стартапам, так и действующим компаниям заниматься бизнес-девелопментом. 

Я бы не стал сейчас говорить, что мы собираемся конкурировать с Сингапуром или с Лондоном — это было бы по меньшей мере наивно

В этом плане мы не планируем конкурировать с крупными, уже устоявшимися финансовыми центрами. Однако то, что они существуют, не дает повода говорить, что в нашем регионе это не нужно. Нужно, при этом вполне можно иметь региональный, если угодно, нишевый характер. Причем есть стартапы, которые в перспективе могут зайти на глобальный уровень. Например, на нашей площадке компания поработала, протестировала свой продукт, а потом ушла развиваться в глобальном масштабе в Сингапур. Кстати, мы сейчас активно развиваем сотрудничество с Гонконгом, Сингапуром, Дубаем, Лондоном. Налаживаем связи и с потенциальными участниками, и с венчурными инвесторами, различными акселераторами и инкубаторами. Помимо прочего, это ценно в плане нетворкинга, наработанными связями мы тоже сможем помогать нашим резидентам. 

— А зачем вам это? Получается, вы вкладываетесь в стартап, несете какие-то затраты — как минимум инфраструктурные, а потом компания уходит развивать глобальный бизнес где-то в другом месте? Нет ли здесь противоречия?

— Думаю, что противоречия нет. Например, есть какая-то московская техническая школа — «Бауманка» или другая. Если ее выпускники достигают успеха на глобальном рынке, это автоматически повышает статус самой школы. При этом на площадке — в учебном заведении или у нас в Центре — остаются некие компетенции. Это дает стимул для развития следующих поколений, понимание для студентов, что горизонты на самом деле открыты. 

Ребята, которые достигают успеха, как правило, не бросают своих учителей, не говорят, что все, мол, мы вас не знаем. У них остается тесная связь с вузом или акселератором. Плюс какая-то часть успешного проекта может оставаться в стране происхождения; кстати, часто такое бывает с разработкой IT-компании. В любом случае создается местная экспертиза.

Поэтому я думаю, что в любом случае есть смысл вкладываться в поддержку стартапов. Мы изучаем опыт зарубежных хабов, в том числе финтех-хабов, они много ресурсов вкладывают в это направление. Вплоть до того, что в Гонконге, например, приглашают иностранных предпринимателей вообще без всяких обязательств. То есть, если стартап соответствует какой-то их стратегии, региональный хаб оказывает всяческую поддержку, в том числе ресурсную, бесплатно дает акселерационную программу, помогает прокачать продукт. При этом у стартапа не возникает, по сути, никаких обязательств. Ты просто прошел программу, прокачался, а потом, может быть, дальше поехал или вернулся обратно, а может, и остался. 

Но сам факт, что такие инициативы притягивают талантливую молодежь, часть которой все-таки остается, дает экономике страны такой рывок, который покрывает все расходы. Вклад измеряется не только прямым увеличением налогов, хотя это тоже важно. Косвенное влияние успешных проектов иногда может быть намного большим, чем налоги или даже зарплаты, которые люди получают. Это повышение эффективности труда, какие-то сопутствующие услуги. Иногда это меняет целые отрасли, и повышает конкурентоспособность и вообще эффективность экономики. В этом плане нельзя недооценивать научно-технический прогресс.

— Недавно вы опубликовали собственное исследование по финтех-рынку. Какие его результаты показались вам особенно интересными? 

— Да, отчет «Обзор финансового сектора России, СНГ и Кавказа» был выпущен МФЦА в партнерстве с компаниями из «большой четверки» Deloitte, KPMG, и PwC. Это верхнеуровневый обзор стран СНГ для общего понимания происходящего в финансовой индустрии региона. Мы проводим много встреч, в том числе с иностранными участниками, и сформулировали для себя некую задачу, что у нас должна быть обзорная картина рынка в Казахстане и в целевых регионах. В том числе для того, чтобы инвесторам было проще принять решение, интересен им этот рынок или нет. 

Результаты исследования позволяют говорить, что финтех в нашем регионе развивается высокими темпами. У нас неплохой охват мобильной связи. Большинство людей пользуются смартфонами, пусть даже это простые смартфоны Android. Доступ к Интернету имеет 77% населения Казахстана, на каждого жителя приходится уже по 1,2 банковской карты. Люди у нас, в принципе, привыкли к взаимоотношениям с финансовыми институтами. Часто у потребителя есть опыт использования банковских карт, микрокредитов и других продуктов.  

Проникновение финансовых услуг достаточно высокое, но при этом сохраняется большая доля населения, не охваченного многими банковскими сервисами. Это потенциал для развития финтеха, для возможности заходить на этот рынок с новыми решениями. Люди, мне кажется, быстро оценят новые цифровые продукты и сервисы и будут пользоваться ими. Эти факторы, я думаю, позитивные. Плюс к этому сами финансовые институты пока не так активно работают в этом направлении, поэтому для стартапов сейчас хорошие возможности. 




Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной