Банковское обозрение

Финансовая сфера

15.10.2019 Аналитика
В объятиях центральных банков

FINOPOLIS 2019 четко показал, что регулятор понимает ответственность перед гражданами своей страны, при том что большинство финансовых технологий интернациональные


Вадим Ференец
Обозреватель
Банковское обозрение

В первый день работы деловой части Форума FINOPOLIS 2019 состоялась пленарная дискуссия «Регуляторный fast track для финтеха», модератором которой выступила Эльвира Набиуллина, председатель Банка России. Она предложила обсудить конкурентоспособность банкинга и финтеха, международный опыт лицензирования финтеха, а также перспективы развития регулирования по видам деятельности.

Но перед началом дискуссии глава ЦБ РФ произнесла приветственною речь, в которой напомнила, что на первом FINOPOLIS 2015 речь о финтех-компаниях (финтехах) шла как о чем-то многообещающем в некотором туманном будущем. Сейчас мы уже воочию наблюдаем, как технологии преображают финансовую сферу и стали значимым фактором развития банков, страховых и платежных индустрий. Трудно представить, что без финтехов традиционные финансовые институты могут быть успешными на этом рынке.

 

Эльвира Набиуллина (Банк России). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Эльвира Набиуллина (Банк России). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Эльвира Набиуллина отметила: «Финансовые технологии меняют мир, они несут огромные преимущества для потребителей и бизнеса, делая финансовые сервисы и продукты удобными и быстрыми. Но, конечно, это и риски, в том числе для регулятора. и мы все должны меняться, для того чтобы отвечать на эти вызовы. Пять лет назад мы обещали, что наше регулирование будет мягким, мы постараемся не задушить развивающиеся технологии в своих регуляторных объятиях. Я думаю, что сейчас настает время, чтобы поговорить, какое будет регулирование, выработать повестку наших действий», — добавила она. Действительно, пять лет назад Банк России обещал, что «регулирование будет мягкое и он постарается не задушить технологии в своих регуляторных объятиях». Что же, пришло время вернуться к этой теме, расставить новые приоритеты и посмотреть, как выполняются работы по предыдущим: СБП, ЕБС, «цифровой профиль» и маркетплейс.

Время низкой маржинальности

Для этой цели качестве участников панели Эльвира Набиуллина пригласила на сцену Германа Грефа, президента — председателя правления Сбербанка, Ерболата Досаева, председателя Национального Банка Республики Казахстан, Фань Ифэя, заместителя председателя Народного банка Китая, Арунана Тармаража, руководителя департамента банковской деятельности компании TransferWise, Роберто Титтарелли, исполнительного вице-президента по развитию рынка и новым платежным платформам Mastercard в Европе, а также Эмраха Шенера, заместителя председателя Центрального банка Турецкой Республики.

Необходимо отметить, что Фань Ифэй курирует направление создания цифровой валюты Китая, развития криптовалют и технологий блокчейн и развитие рынка электронных платежей. Эмрах Шенер отвечает за развитие монетарной политики и национальной валюты Турции. Ерболат Досаев специализируется на внедрении риск-ориентированного надзора в Казахстане, который распространяется и на финансовые технологии. TransferWise — один из самых дорогих финтехов в Европе, занимающийся трансграничными переводами.

Деятельность ЦБ — это скорее из области искусства, нежели науки

Итак, по словам председателя Банка России, финансовые технологии — это для многих финансистов уникальных способ «дотянуться» до новых клиентов, а также вести бизнес успешнее в условиях падающей маржинальности традиционных финансовых продуктов и роста регуляторной нагрузки. А финтехам финансовый сектор дает возможность быстро и масштабно внедрять своих технологические разработки. Как показывает практика, в России потребители, как нигде в мире, крайне отзывчивы к появляющимся новинкам и инновациям.

«Технологии трансформируют наш финансовый сектор, это становится очевидным. Действительно, это перспективы, но часто, признаюсь, и “головная боль” для регулятора. Мы видим, что технологии появляются достаточно быстро, многие из них тут же умирают, некоторые развиваются, вписываются в конфигурацию финансовой сферы. Некоторые меняют ее конфигурацию. Для нас это большой вызов. С одной стороны, мы боимся задушить прогресс в объятиях нашего “нежного“ регулирования, но мы как регулятор больше всего боимся неопознанных рисков», — сказала Эльвира Набиуллина, пояснив, что новые технологии всегда являются неопределенностью, «неизведанной территорией», и появление новых рисков — это ответственность регулятора.

«Мы видим нашу цель, нашу миссию именно в том, чтобы дать условия для развития финансовых технологий, меняющих наш мир при одновременном регулировании и защите рынка от рисков. Я надеюсь, что мы с вами сможем это обсудить, что мы сможем обмениваться свободными идеями. Будут создаваться новые коллаборации, контакты. Мы будем стараться для этого создавать благоприятную регуляторную среду», — пообещала глава Банка России.

Осталось понять, какой будет новая модель регулирования. Будет ли при этом ЦБ играть на поле роль арбитра, а может быть, тренера? Как работать национальным регуляторам с транснациональными финтехами и останется ли регулятор вообще или уступит свою роль децентрализованным институтам?

Китайская «крипта»

«Несмотря на то что Китай очень быстро движется в цифровую эпоху, он занял очень жесткую позицию по отношению к криптовалютам и ICO. Считаете ли вы действительно эффективным такой жесткий запрет, учитывая то, что криптовалюты — это трансграничное явление?» — задала вопрос модератор Фань Ифэю.

По словам китайского финансиста, попытки регулирования криптовалют в Китае начались с 2013 года. Также были выдвинуты требования к организаторам ICO. Банку Китая для понимания ситуации нужны были цифры для анализа, и он стал их собирать. В 2017 году директивно начато регулирование выпуска криптовалют и ограничение их использования, а также ценообразование в них. Но остался нерешенным вопрос страхования рисков, поэтому необходимо выполнить интеграцию криптовалют в процессы страхования. Такие регуляторные меры имели вполне ощутимый эффект. Главное — удалось не допустить криптопузыря, но при этом остался нерешенным вопрос трансграничного обращения этих цифровых валют. Одному Китаю этот вопрос не решить.

«Параллельно с этими процессами Китай начал активно прорабатывать вопрос введения собственной национальной цифровой валюты. Банк России в свое время прорабатывал этот вопрос. Выводы о ее пользе оказались неочевидны, вот а рисков много. Зачем же это Китаю?» — продолжала задавать вопросы Эльвира Набиуллина.

Фань Ифэй начал объяснять: «В Китае весьма развиты платежные системы и неудивительно, что регулятор изучает электронные валюты. Мы начали заниматься этим с 2014 года, а в 2015-м объем исследований был существенно увеличен. Как нам кажется, в Китае национальная цифровая валюта должна стать заменой денежного агрегата М0 (наличных денег в обращении). Для замены М1 и М2 криптовалюта не подходит совершенно, а вот для уменьшения наличных денег и развития платежных сервисов — это то, что надо».

 

Фань Ифэй (Народный банк Китая). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Фань Ифэй (Народный банк Китая). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Выделено шесть ключевых вопросов по этой теме. Во-первых, ЦБ крайне важно, чтобы это была именно государственная цифровая валюта. Она будет использоваться на государственном уровне и выпускаться только государством. Во-вторых, она должна стать конкурентным элементом электронных платежей. В-третьих, она должна служить интересам народа. Поэтому должны быть решены вопросы сохранности и безопасности личных данных пользователей. В-четвертых, у коммерческих банков должен быть выбор, какие средства для совершения платежей ему использовать. В-пятых, необходимы инструменты для предотвращения отмывания денег с помощью этой валюты. В-шестых, требуется международное сотрудничество с теми государствами, которые развивают аналогичные проекты, с тем чтобы выработать международные стандарты взаимодействия государственных цифровых денег.

Сегодня у Китая нет конкретного графика введения криптовалюты. Сейчас идет взаимодействие с коммерческими банками и другими частными финансовыми институтами, чтобы обобщить работу, которая была проведена ранее. После этого ЦБ Китая сделает научный доклад на эту тему с учетом международного опыта. Только тогда можно будет говорить конкретно о перспективах проекта.

Как выяснилось позже в дискуссиях с иными официальными лицами Китая, планируется двухуровневая схема. Население будет взаимодействовать исключительно с коммерческими банками при работе с цифровой валютой.

Китайский «финтех»

Эльвира Набиуллина не упустила возможности спросить у столь информированного собеседника о подробностях «Плана развития финтеха Китая», опубликованного в августе этого года.

Когда некоторые страны добираются до вершины экономического развития, они стараются отбросить лестницу

«Действительно, благодаря совместной работе ЦБ и других финансовых институтов Китая было проведено исследование», — подтвердил информацию Фань Ифэй. В документе выделены четыре приоритетные задачи и составлен план их реализации. Во-первых, необходимы мероприятия, помогающие сделать работу механизмов по поддержке финтехов более эффективными. Во-вторых, требуется создать условия для привлечения к совместной работе как финансистов, так и представителей технологических компаний. В-третьих, два предыдущих пункта должны иметь целью повышение качества обслуживания клиентов. Требуется обогатить финансовые продукты возможностями, которые дают искусственный интеллект, Big Data и т.д. В-четвертых, поставлена задача создания национальной интегрированной платформы, оценивающей все риски внедрения инноваций. Поэтому управление рисками должно быть переведено на новый качественный уровень. При этом необходимо сделать так, чтобы все эти инновационные сервисы стали доступны малому бизнесу по себестоимости.

«В итоге к внедрению новых технологий необходимо относиться осторожно, и это касается не только процесса их разработки, но и процесса внедрения. Для этого можно использовать централизованные механизмы контроля и развития, а также четкие организационные правила», — подчеркнул Фань Ифэй.

Турецкие кошки и казахский риск-ориентированный надзор

«Многие страны вводят специальные лицензии для новых участников, приходящих на финансовые рынки: необанки, виртуальные банки и т.д. Имеется практика лицензирования финтехов. Но вот в Турции такой практики нет. Почему?» — задал модератор вопрос Эмраху Шенеру.

«Неважно, какая кошка — черная или белая. Лучшая та, которая ловит мышей. Наверное, не так важно, зарегулирована или нет отрасль финтеха, главное, чтобы потребители получали безопасные, качественные и доступные сервисы», — начал свой ответ турецкий эксперт.

В Турции два органа регулирования: Центральный банк, ответственный за выдачу лицензий, и агентство, занимающееся регулированием банков. Специального регулирования финтехов в Турции нет, формально этим занимается ЦБ. Но в стране идет поиск оптимального решения этого вопроса. Опыт чрезмерного регулирования в ЕС здесь никого не устраивает. Больше подходят китайские наработки с выдачей полноценной лицензии тем стартапам, которые выжили в конкурентной борьбе и завоевали существенную долю рынка.

 

Эмрах Шенер (Центральный банк Турецкой Республики). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Эмрах Шенер (Центральный банк Турецкой Республики). Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

«Деятельность ЦБ — это скорее из области искусства, нежели науки. Здесь нет четко прописанных правил и параметров, по которым одним можно сказать “Да”, а другим — “Нет”. Здесь лучший путь, как мне представляется, — учиться на опыте друг друга, это первое. А второе — учиться считывать слабые сигналы экосистемы, как это делает дирижер оркестра на концертах»», — продолжил свою мысль Эмрах Шенер.

Идея регуляторной песочницы оказалась востребованной и в Турецкой Республике. Там в этом инструменте «отделения иллюзий от реальности» находятся системы мгновенных платежей и KYC, а также механизмы контроля прохождения платежей. Отличие от российского аналога, наверное, в том, что песочницу используют и для тестирования практик аудиторов, выдавая им временные лицензии.

Эльвира Набиуллина, довольная тем, что в ее копилку определений роли ЦБ, где уже есть термины «арбитр» и «тренер», добавилось определение «дирижер», обратилась к представителю Банка Казахстана: «Вы расширяете сферу риск-ориентированного надзора (РОН) в регулировании на финтехи. Вы соизмеряете регулирование с рисками. Но риски нужно уметь измерять. Как вы это делаете?».

 

Ерболат Досаев (Национальный Банк Республики Казахстан) Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Ерболат Досаев (Национальный Банк Республики Казахстан) Фото: Вячеслав Викторов/Росконгресс

Ерболат Досаев заметил: «С 1 января 2019 года в Казахстане внедряется РОН. Как? Чтобы начать этот процесс надзора не с зарегулирования, а с диалога с участниками рынка по вопросам внедрения инноваций и работе с финтехами. Для чего? В области финтеха регуляторы будут по определению опаздывать. Наверное, набор мер надзора должен учитывать набор тех сервисов, которые финтех будет оказывать именно своим пользователям. По “пилотам” трудно сделать какие-либо выводы, необходимо дать молодым компаниям некоторую степень свободы, чтобы они состоялись как бизнес».

Платформе — быть!

Когда модератор, переведя фокус беседы на вопросы информационной безопасности (ИБ), спросила президента Сбербанка о последствиях громкого инцидента с попыткой инсайдера похитить клиентские данные, Герман Греф ответил: «Ощущаем мы себя нормально!». Отвечая на все вопросы по данному делу, Герман Греф, ссылаясь на практику открытости этой кредитной организации, обещал предать гласности результаты расследования, как только оно завершится, чем немного огорчил зал. Не порадовал он собравшихся, в корне не согласившись с мнением модератора о том, что Сбербанк «пылесосит» рынок финтеха в России. Не нашел он полного взаимопонимания с председателем ЦБ и в вопросе о том, нужно или не нужно спасать отрасль от пресловутого BigTech (крупнейших технологических компаний мира).

Зато президент Сбербанка сорвал аплодисменты зала, когда на прямой вопрос модератора о том, готов ли Сбербанк как обладатель крупнейшего дата-сета в России предоставить к нему доступ финтехам и другим компаниям (что, в общем-то, должен сделать по требованиям антимонопольных властей), ответил: «Если есть согласие клиента, я не вижу никаких барьеров для этого».

 

Герман Греф (Сбербанк). Фото: Денис Юнцев/Росконгресс

Герман Греф (Сбербанк). Фото: Денис Юнцев/Росконгресс

В воздухе давно витал вопрос о будущем «Платформы по управлению согласием», ключевого элемента инфраструктуры поддержки развития искусственного интеллекта в России. Своим вопросом председатель Банка России и своим ответом президент Сбербанка дали четко понять: платформе — быть! Сбербанк не перестанет быть банком, но он станет «не только банком», об этом тоже четко и ясно заявил Герман Греф.

Конкуренция внутри

Следующая часть панельной дискуссии была посвящена ответам Арунана Тармаража и Роберто Титтарелли на вопросы модератора о том, насколько представители классической платежной индустрии готовы к конкуренции с финтехами, значительная доля которых покусилась на часть их пирога. Как выяснилось, места пока хватает всем. Главный конкурент у всех в данной отрасли — наличные. Mastercard давно озаботился вопросом собственной трансформации и свое будущее связывает с дальнейшим развитием экосистемы финансового доверия, куда в качестве партнера приглашается и оппонент этой международной платежной системы — компания TransferWise. Представитель последней отметил, что международное регулирование и страновой комплаенс действительно затрудняют дальнейший рост этого финтеха. Поэтому, возможно, участие в глобальных экосистемах и ускорение процессов выдачи лицензий поможет дальнейшему развитию, и необходимо разрабатывать глобальное же регулирование.

Наверняка этот вывод стал бы итогом всей дискуссии, если бы не особое мнение Германа Грефа: «Я верю в то, что необходимо объединить усилия в борьбе с глобальным международным криминалом. А вот во всем остальном в нашем мире следует полагаться либо на собственные силы, либо на силы ближайших геополитических союзников. Страны конкурируют между собой. Немецкий экономист Фридрих Лист ввел термин “страны, отбрасывающие лестницы”: когда некоторые страны добираются до вершины экономического развития, они стараются отбросить лестницу, чтобы обеспечить себе максимальное конкурентное преимущество. В финтехе надо стараться быть впереди и делать то же самое».




Присоединяйся к нам в телеграмм
Сейчас на главной