Банковское обозрение

Финансовая сфера


13.02.2020 Аналитика
На государев-частный рассчитайсь!

В 2020 году ФССП получила новые полномочия и стала силовым органом


Федеральную службу судебных приставов (ФССП) ждут изменения. В основе реформы службы лежит Закон, принятый в прошлом году и вступивший в силу 1 января 2020 года. Новый документ меняет статус этого ведомства: служба превращается в полноценный силовой орган.

Требования, которые предъявляются к судебным приставам, станут более серьезными, но при этом авторы принятых изменений считают, что и проблема текучки кадров, которые созданы для исполнения судебных решений, будут преодолена.

До 2020 года статус судебного пристава с юридической точки зрения был не слишком понятным. Да и сегодня он неясен. С одной стороны, приставы — это не чиновники, поскольку у чиновников нет права носить оружие и применять физическую силу. С другой стороны, ФССП нельзя было считать настоящей силовой структурой. Да и военнослужащими и силовиками они тоже не могли считаться. Так, судебные приставы были лишены тех преференций, которые дает человеку служба в армии, МВД или Росгвардии. Но и требования к ним были гораздо ниже — например, приставы могли не сдавать нормы физической подготовки и иметь два гражданства. Теперь придется и физическую форму подтверждать, и второй (иностранный) паспорт, если он есть, сдать.

С 2020 года сотрудники ФССП считаются находящимися на государственной службе. Теперь они составляют отдельную разновидность госслужащих. Формально число госслужащих в России с нового года увеличилось на 62 тыс. человек.

Основным нормативным актом, который ввел множество изменений для ФССП, является Федеральный закон № 328-ФЗ «О службе в органах принудительного исполнения Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Им был изменен и Федеральный закон № 118-ФЗ, который также сменил название — «Об органах принудительного исполнения РФ» (ранее он назывался «О судебных приставах»). Аббревиатура ФССП сохранилась, однако не исключено, что название ведомства может быть изменено позднее.

Коммунальщиков обяжут работать по стандартам коллекторских агентств

Изменения в работе ФССП окажут влияние и на работу всех игроков рынка принудительного взыскания долга, и на работу коллекторских компаний (последние регулируются Законом № 230). Так, сейчас управляющие компании и поставщики услуг для жилищно-коммунального хозяйства (воды, тепла, электричества, газа, вывоза бытовых отходов) имеют право взыскивать с населения долги, но при этом не обязаны соблюдать требования, которые Закон налагает на профессиональных коллекторов. В первую очередь УК и поставщики услуг не обязаны записывать разговоры с должниками и хранить эти записи, чтобы впоследствии предъявлять их в суде как доказательство факта, оказывалось ли на должника давление в грубой форме. Также жилищные УК и поставщики не ограничены в частоте своих действий по напоминанию жильцам о долге. Коллекторы же обязаны звонить должнику не более двух раз в неделю, только в дневное время, они не имеют права сообщать о долге родственникам и коллегам лица, допустившего просрочку. А вот управляющие компании имеют право расклеивать объявления на подъездах о том, что в такой-то квартире живет злостный неплательщик.

Ранее законодательство о взыскании запрещало продавать долги по ЖКХ профессиональным коллекторам, но не запрещало с ними работать по агентской схеме, отметил директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин. Правда, напоминает он, долги по ЖКХ коллекторы особенно и не стремились покупать в силу специфичности процесса их взыскания, когда в ряде случаев принудить человека заплатить бывает практически нереально. Но сама разница в подходе к работе коллекторов и компаний — поставщиков услуг ЖКХ имеется, и новый Закон о ФССП должен ее устранить, хотя, конечно, обязать иных взыскателей соблюдать все требования, которые предъявляются к коллекторам, ФССП, скорее всего, решится со следующего, 2021 года.

Штрафы банкам и коллекторам будет выписывать приставы

В этом году ФССП получит право контролировать те банки, которые работают по взысканию просроченной задолженности через свои подразделения, а не продают задолженность и не передают ее на внешнее обслуживание. До сих пор за работой кредитных организаций, в том числе и в области взыскания долгов, наблюдал мегарегулятор — Банк России, поскольку деятельность всего финансового рынка находится в зоне ответственности ЦБ. В Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) не прописано, какое ведомство и в каком порядке имеет право налагать на банки штрафы за несоблюдение требований законодательства о взыскании, но на деле это делал Центробанк. И это давало регулятору избыточные полномочия по контролю за рынком — он и лицензирует, и наблюдает, и штрафует. В этом году суммы штрафов, которые налагаются на всех взыскателей, в том числе на коллекторские агентства и банки, должны быть уравнены.

Введение дополнительного контролирующего органа для банков вряд ли повысит эффективность их и без того сильно зарегулированного бизнеса

Если говорить о контроле ФССП за банками в части работы по взысканию ими просроченной задолженности, то, с одной стороны, это логично, поскольку примерно три года назад служба судебных приставов получила надзорные функции за коллекторами и уже наработала в этом определенный опыт, полагает финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека.

Но как это будет работать на практике, пока не совсем понятно, отмечает эксперт. При этом введение дополнительного контролирующего органа для банков вряд ли повысит эффективность их и без того сильно зарегулированного бизнеса. Другими словами, ситуация с различными претензиями, штрафами и бюрократией может усугубиться — учитывая, что вступивший в силу ранее Закон № 230-ФЗ очень сильно связал руки взыскателям даже в безобидных действиях. А вот эффективность взыскания от подотчетности банков приставам вряд ли повысится, скорее наоборот, резюмировал Дейнека.

Частные приставы — новый институт взыскания

В 2020 году могут появиться и службы частных судебных приставов. Обсуждение законопроекта о частных приставах проходит финальный этап, и в этом году Закон о создании этих структур должен быть принят. Сумма просроченной задолженности юридических лиц достигла на конец 2019 года 6 трлн рублей.

Новый институт — частные приставы — никак, по замыслу его создателей, среди которых — Торгово-Промышленная палата (ТПП), не должен влиять на работу коллекторов. Планируется, что негосударственные судебные исполнители будут работать исключительно с юридическими лицами. Функции коллекторов по взысканию долгов с физических лиц к новому институту переходить не будут. Планируется, что регламентировать деятельность приставов будут Минюст, а также национальная и региональные палаты негосударственных судебных исполнителей, отчитываться новая структура будет также перед Минюстом. При этом законопроект особо оговаривает, что частное судебное исполнение нельзя считать предпринимательской деятельностью.

Стать частным приставом сможет гражданин в возрасте от 25 до 75 лет с высшим юридическим образованием, сдавший квалификационный экзамен. Негосударственный пристав будет работать только с теми должниками, которые зарегистрированы в границах субъекта России, где зарегистрирован он сам, однако исполнительные действия пристав сможет проводить на всей территории РФ — в зависимости от местонахождения имущества должника. Количество должностей частных судебных приставов будет ограниченным. Единый реестр частных приставов и их территориальная принадлежность будут размещены в общем доступе. Предполагается, что число вакансий определит Министерство юстиции вместе с Федеральной службой судебных приставов и Федеральной палатой частных судебных исполнителей.

«В настоящее время служба судебных приставов в России работает неэффективно, что оказывает влияние и на отношение к судебной системе: какой смысл выигрывать суд, если потом с должника фактически невозможно ничего взыскать?» — заявил управляющий партнер AVG Legal Алексей Гавришев.

Создание института частных судебных приставов может эту проблему частично решить, по крайней мере при взыскании долгов с предпринимателей и с юридических лиц. Неэффективность работы судебных приставов не в последнюю очередь связана с отсутствием мотивации на достижение результата работы из-за низкого уровня доходов, считает юрист. Если же частные приставы будут материально заинтересованы во взыскании долгов, то работа по поиску имущества   взаимодействию с должником будет производиться качественнее. Конечно, нужно обратить особое внимание на регулирование деятельности таких приставов и ограничение их полномочий, чтобы частные приставы не превратились в коллекторов, которые и сейчас нередко работают с нарушениями, считает Гавришев.