Финансовая сфера

Банковское обозрение


  • Оспаривание сделок должника: условия, сроки, особенности
21.04.2020 Best-practice
Оспаривание сделок должника: условия, сроки, особенности

Должники зачастую в преддверии банкротства пытаются с помощью разного рода сделок не допустить включения в конкурсную массу как можно больше имущества. Основным же способом возвращения имущества, выведенного из конкурсной массы должником, является оспаривание совершенных им сделок


На практике возникает вопрос: можно ли воспользоваться этим способом в отношении сделок физлица, если они совершены до появления в законе нормы о банкротстве физлиц (то есть до 01.10.2015)? Разберемся, на каком основании эти сделки оспариваются, каков срок исковой давности по таким требованиям и при каких условиях это в принципе возможно?

В чем выражается злоупотребление правом?

С 1 октября 2015 года стало возможным банкротство физлиц1. Сделки, совершенные после вступления в силу норм о личном банкротстве, могут быть оспорены по специальным, так называемым банкротным, основаниям. К ним относятся подозрительные сделки (ст. 61.2. Закона о банкротстве) и сделки с предпочтением (ст. 61.3. Закона о банкротстве).

Сделки, совершенные до вступления в силу норм о личном банкротстве (то есть до 01.10.2015), могут быть оспорены, если в результате их совершения кредиторам должника причинен вред. Основанием для оспаривания в этом случае будет ст. 10 ГК РФ2.

Причинение вреда третьим лицам является одной из форм злоупотребления правом. Понятие «злоупотребление правом» содержится в ст. 10 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Это поведение, представляющее собой заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. Помимо причинения вреда другому лицу злоупотребление правом может выражаться в обходе закона с противоправной целью.

Названные формы злоупотребления правом являются наиболее часто встречающимися, однако не исчерпывающими. Закон допускает существование иных форм недобросовестного осуществления гражданских прав, которые также находятся под запретом. Исходя из этого о совершении сделки со злоупотреблением правом могут свидетельствовать следующие факты:

- сделка совершена во вред другим лицам;

- сделка совершена внешне правомерными действиями, однако направлена на достижение противоправной цели.

Злоупотребление правом в преддверии банкротства

При банкротстве должника ключевое значение придается защите интересов его кредиторов в получении удовлетворения по своим требованиям. Эти интересы могут быть удовлетворены главным образом за счет конкурсной массы. В связи с этим сделки, направленные на уменьшение конкурсной массы, оцениваются судами как совершенные со злоупотреблением правом3

По требованиям об оспаривании сделок как совершенных со злоупотреблением правом суду необходимо установить следующие юридически значимые факты4:

- цель совершения сделки отличается от цели, обычно преследуемой при совершении сделок такого вида;

- при совершении сделки стороны превысили пределы осуществления правомочий, дозволенные гражданским правом;

- сделка нарушает имущественные права третьих лиц;

- совершение сделки препятствует исполнению обязательств перед иными кредиторами;

- между сторонами сделки имеется сговор либо контрагент должника знает о пороках сделки.

Под перечисленные признаки подпадает, например, безвозмездное отчуждение поручителем имущества в пользу своего сына после наступления обязанности отвечать по основному обязательству5 или дарение недвижимости в пользу своей дочери и ее последующая продажа по рыночной цене6.

Отсутствие названных признаков, напротив, свидетельствует о законности сделки7.

Однако анализ судебной практики показывает, что даже при очевидной недобросовестности должника и его контрагента суд откажет в признании таких сделок недействительными, если установит отсутствие причинения вреда кредиторам. Например, в деле № А40-10574/2017 должник, имея существенную задолженность перед банком, безвозмездно передал своей супруге все свое имущество: квартиру площадью 82 кв. метра и автомобиль. Суд отказал в признании недействительным соглашения о разделе имущества супругов, руководствуясь следующим. Во-первых, до возбуждения дела о банкротстве должника банк уже обратил взыскание на долю в праве собственности на автомобиль на основании решения суда. Во-вторых, квартира является единственным жильем должника, защищенным исполнительским иммунитетом, в связи с чем была бы впоследствии исключена из конкурсной массы8.  

Иными словами, суд установил недобросовестность должника при совершении сделки. Однако сделка не привела к уменьшению конкурсной массы, а следовательно, не причинила вреда кредиторам, в связи с чем в ее оспаривании было отказано.

В другом деле суд отказал в признании недействительным алиментного соглашения, которым алименты на троих детей установлены в размере 90% ежемесячного дохода должника. В этом деле суд отступил от принципа равенства кредиторов, указав, что дети и обычные гражданско-правовые кредиторы не могут быть поставлены в равное положение, а их интересам не может предоставляться равная защита. Иное противоречило бы социальной природе российского государства. Суд также посчитал, что установленный размер алиментов соразмерен разумным потребностям детей и суммам, которые должник предоставлял на их содержание в добанкротный период9.

Таким образом, несмотря на очевидную направленность алиментного соглашения на вывод денег из конкурсной массы, суд посчитал, что интересы детей не могут быть противопоставлены интересам иных кредиторов. Как следствие суд признал отсутствующим признак причинения вреда кредиторам.

Описанные случаи доказывают, что сделки, совершенные до 01.10.2015, могут быть оспорены только при доказанности совокупности следующих признаков:

  • при совершении сделки допущено злоупотребление правом;
  • в результате кредиторам должника причинен вред.

При отсутствии одного из указанных признаков суд откажет в признании сделки недействительной.

Срок исковой давности по требованиям об оспаривании сделок по ст. 10 ГК РФ

Правильная квалификация сделки имеет значение при определении срока исковой давности. Для оспоримых сделок он составляет один год, для ничтожных — три года.

Нарушение ст. 10 ГК РФ при совершении сделки по общему правилу влечет ее оспоримость (п. 1 ст. 168 ГК РФ). Однако если сделка совершена во вред третьим лицам, она является ничтожной в силу п 2 ст. 168 ГК РФ.

Таким образом, сделка, совершенная должником во вред своим кредиторам, является ничтожной.

Срок исковой давности для оспаривания таких сделок составляет три года и начинает отсчитываться с момента, когда лицо, оспаривающее сделку, узнало или должно было узнать о наличии оснований для оспаривания. Если сделку оспаривает финансовый управляющий, таким моментом является дата введения процедуры реструктуризации долгов и назначения первого управляющего.

При этом судебная практика исходит из непрерывности фигуры финансового управляющего10. Это значит, что, если управляющий сложит с себя полномочия или будет заменен Определением суда, это не прервет течение срока исковой давности. 

Глубина проверки добросовестности должника

Одной из основных целей гражданского законодательства является обеспечение стабильности гражданского оборота. Ей служит ряд правовых традиций и конструкций. Например, срок исковой давности (ст. 196, 181 ГК РФ), недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ), эстоппель (п. 5 ст. 166, п. 2 ст. 431.1, п. 3 ст. 432, п. 6 ст. 450.1 ГК РФ) и ряд других.

Применительно к банкротству стабильность оборота обеспечивается за счет установления предельного ретроспективного периода проверки добросовестности должника и его контрагентов (период подозрительности)11. Этот период зависит от основания, по которому оспаривается сделка должника. Текущее регулирование устанавливает предельный период подозрительности три года (п. 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве).  

Применительно к банкротству стабильность оборота обеспечивается за счет установления предельного ретроспективного периода подозрительности

Период подозрительности, установленный Законом о банкротстве, распространяется только на случаи оспаривания сделок по банкротным основаниям. Применительно к оспариванию сделок, совершенных до 01.10.2015, такой период не установлен. Формально это означает, что заявитель по требованию об оспаривании сделки ограничен лишь предельным сроком исковой давности, равным десяти годам со дня, когда началось исполнение оспариваемой сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Такой подход представляется несправедливым, поскольку предполагает более жесткие критерии проверки для сделок, совершенных до вступления в силу норм о личном банкротстве.

В судебной практике также отсутствует единообразие по вопросу о глубине проверки сделок должника, совершенных до 01.10.2015. В некоторых случаях суды, рассматривая требования об оспаривании сделок, совершенных до 01.10.2015, считают незаконным применение периода подозрительности12. В одном из дел суд округа отменил судебные акты нижестоящих судов, которые отказали в признании сделки недействительной на основании истечения периода подозрительности13. При этом нижестоящие суды исходили из трехлетнего периода подозрительности, как это предусмотрено п. 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве.

В другом деле Верховный Суд РФ, наоборот, оставил в силе судебные акты по делу, которыми было отказано в признании сделки недействительной ввиду истечения периода подозрительности14.

Представляет особый интерес дело № А40-163832/2017. Суд округа отменил судебные акты, которыми была оспорена сделка должника, совершенная за шесть лет до возбуждения дела о банкротстве. При этом суд указал, что подход, примененный нижестоящими судами, нарушает принцип стабильности гражданского оборота и правовой определенности, поскольку позволяет оспаривать любую сделку должника вне зависимости от наличия причинной связи между ее совершением и наступлением объективного банкротства. В связи с этим суд направил дело на новое рассмотрение, дав суду первой инстанции указание самостоятельно установить период проверки добросовестности должника с учетом конкретных обстоятельств дела15.

В другом деле суд при решении вопроса о завершении процедуры банкротства решил не освобождать должника от исполнения обязательств. Основанием для такого решения стало то, что за пять лет до возбуждения дела о банкротстве должник совершил ряд сделок по отчуждению своего имущества заинтересованным лицам. На момент совершения сделок у должника уже была непогашенная задолженность перед кредитором. По логике суда, в этом случае истечение периода подозрительности блокировало возможность оспаривания сделок и возвращения отчужденного имущества в конкурсную массу. Однако недобросовестность должника должна повлечь для него неблагоприятные последствия. Применительно к банкротству таким последствием является отказ в освобождении от исполнения обязательств на основании абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве16.

Таким образом, текущее регулирование и судебная практика не устанавливают период глубины проверки сделок, совершенных до 01.10.2015. Этот период ограничен только «пресекательным» десятилетним сроком исковой давности.

Резюме

Итак, из анализа законодательства и судебной практики можно сделать следующие выводы.

  • Оспорить сделку, совершенную до 01.10.2015, можно, только доказав совокупность следующих признаков:
    • злоупотребление правом при ее совершении;
    • нарушение прав кредиторов в результате ее совершения.
  • Срок исковой давности для оспаривания таких сделок составляет три года и исчисляется с момента, когда лицо, заявляющее о недействительности, узнало или должно было узнать о пороках сделки.
  • Закон не устанавливает период подозрительности применительно к сделкам, совершенным до 01.10.2015. Это означает, что финансовый управляющий вправе оспаривать сделки, исполнение которых началось за десять лет до введения реструктуризации долгов.

Такой подход, по нашему мнению, не способствует стабильности оборота и правовой определенности. Предложенное судебной практикой решение — возложить на суд обязанность определять субъективный период подозрительности в каждом конкретном деле о банкротстве17 — представляется громоздким и чрезмерным. На наш взгляд, логичнее предоставить суду возможность исполнить его прямую обязанность и в каждом конкретном случае устанавливать причинно-следственную связь между оспариваемой сделкой и неплатежеспособностью должника.


1. С этой даты вступили в силу масштабные поправки к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве), которыми в российскую правовую систему был введен институт личного банкротства.
2. П. 13 ст. 14 Федерального закона от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
3. Абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве, п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”».
4. Определение ВС РФ от 13.12.2019 № 305-ЭС19-22483 по делу № А40-245827/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.01.2020 № Ф05-11301/2017 по делу № А41-44090/2016, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.03.2020 № Ф05-1825/2020 по делу № А41-43765/2018, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.09.2019 № Ф07-11490/2019 по делу № А13-5804/2017.
5. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2019 № 10АП-20874/2019 по делу № А41-43765/2018.
6. Определение ВС РФ от 30.01.2020 № 301-ЭС19-2722(4) по делу № А43-33094/2017.
7. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.11.2019 № Ф04-4872/2019 по делу № А27-19701/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.03.2020 № Ф05-16904/2019 по делу № А40-181442/2017.
8. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2020 № Ф05-17889/2016 по делу № А40-250317/2015.
9. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 27.10.2017 № 310-ЭС17-9405(1,2) по делу № А09-2730/2016.
10. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.04.2019 № Ф07-2751/2019 по делу № А05-11973/2016.
11. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 06.03.2019 № 305-ЭС18-22069 по делу № А40-17431/2016.
12. Определение ВС РФ от 11.02.2020 № 304-ЭС19-27131 по делу № А67-1454/2018, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2019 № Ф05-5586/2019 по делу № А40-56406/2018.
13. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.09.2019 № Ф05-15577/2019 по делу № А40-75639/2018.
14. Определение ВСРФ от 11.02.2019 № 308-ЭС18-24724 по делу № А32-24040/2016.
15. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019 № Ф05-6523/2018 по делу № А40-163832/2017.
16. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.10.2018 № 15АП-9320/2018 по делу № А53-35511/2016, оставленное без изменения Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.11.2018 № Ф08-10403/2018.
17. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.03.2019 № Ф05-6523/2018 по делу № А40-163832/2017.






Читайте также