Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Технологии сами по себе уже мало что решают
09.09.2019 Аналитика
Технологии сами по себе уже мало что решают

На рынке в этом году появится комплексная логистическая экосреда. О том, как трансформируется рынок, какие преимущества от работы в новой среде получат пользователи, «Б.О» рассказал Андрей Баринов, президент Национального объединения таможенных представителей (НАТП), генеральный директор платежной системы «Таможенная карта»


Андрей Баринов
Генеральный директор платежной системы «Таможенная карта»

Андрей Баринов, «Таможенная карта». Фото: Елена Сычева / «Б.О» — Андрей Александрович, не так давно вы анонсировали создание экосреды для участников ВЭД, уже на сентябрь текущего года запланирован запуск первых сервисов в рамках проекта. Идете, что называется, с опережением графика?

— На мой взгляд, причина быстрого старта и развития проекта — в эффекте критической массы. Контуры экосреды сложились после дискуссий о дальнейших направлениях развития рынка с нашими партнерами и клиентами. Подружить сервисы и провайдеров между собой можно только в рамках экосистемы. Наша цель — обеспечить условия, необходимые для взаимодействия участников экосистемы, а не создать еще одну логистическую платформу или платежную систему.

— В чем, с вашей точки зрения, принципиальные различия?

— В обиходе несколько модных терминов, употребление которых позволяет собеседникам, «оставаясь в теме», комфортно общаться на разных языках, создавая полную иллюзию понимания.

Один из них — цифровизация. Электронное декларирование начиналось с передачи сканов документов — деклараций и сертификатов — по электронной почте. Сейчас это удаленное взаимодействие с таможенными органами, с ЭЦП, с предварительной подачей информации в одно окно. Цель достигнута?

Сходный термин — «единое окно». Одна точка входа — документ отправляется один раз и обрабатывается с использованием обобщенных, межведомственных критериев.

Этап «сам себе операционист» клиентами был успешно пройден, настал период насыщения — системы дистанционного обслуживания стали родственно схожи, а все находки копируются молниеносно. Банки в Интернете ловят клиентов, радуются тысячам открытых счетов, а клиент, внезапно осознав, что дальше так же быстро и легко уже не будет, ищет новый банк. Дальше нас ждет следующий уровень цифровизации — там, где удовлетворение потребностей клиента, где полностью эффективно работающий бэкофис и компетентно-дружественная служба поддержки. К сожалению, все это очень далеко от жизни крупных корпоративных структур, организационно-правовая форма здесь значения не имеет.

— Какие сервисы будут доступны пользователям?

— Экосистема — это объединение провайдеров услуг и создание ими совместных продуктов. Мы исходим из того, что каждый участник экосреды заинтересован в качественных сервисах, комплексно предоставляемых на всех этапах движения товара. Конечному клиенту будут доступны информационный обмен, консультирование, юридическая поддержка, обмен услугами, декларирование товара, проведение платежей, страхование рисков, предоставление гарантий и другие возможности. Так, помимо таможенных брокеров, логистических компаний, банков и страховщиков желание участвовать в проекте выразило несколько IT-компаний с их уникальными, разработанными для логистического сегмента рынка сервисами. Будет и бесплатный базовый набор услуг.

— Что изменится для пользователей, в том числе для участников ВЭД, с момента запуска? Какие дополнительные сервисы или преимущества они получат уже на первом этапе?

— Задача первого этапа — интегрировать стандартный для рынка набор услуг, оказываемых таможенными представителями, логистическими компаниями, перевозчиками. Мы надеемся стать полезными и для самих провайдеров — больших инфраструктурных компаний, которые зачастую не могут дотянуться до мелких клиентов.

— То есть на платформе будет присутствовать несколько поставщиков одной услуги? К примеру, сервис по оплате таможенных платежей будет представлен не только платежной системой «Таможенная карта», но и альтернативными системами?

— В рамках экосреды мы рады любым платежным инструментам, будь то НСПК «Мир», «Раунд» или «Таможенная карта». В приоритете — надежность, качество и скорость. Здесь, в этом проекте, мы — коллеги, а не конкуренты. Существует огромное разнообразие платежных механизмов, начиная с глобальных (НСПК «Мир», схемы прямых платежей) и заканчивая многочисленными приложениями для малого и среднего бизнеса, банковскими ДБО и т.д.

— В чем вы видите потенциал развития в банковской сфере?

— На мой взгляд, теперь на очереди «самокопание». Система предоставления дистанционных услуг отработана, все, что лежало на поверхности и могло быть предоставлено, уже сделано, осталось самое сложное — создание внутри (мы говорим не только о банках) структуры (информационной, организационной поддержки), способной ответить на внешние вызовы.

Технологии денежных переводов неважны и неинтересны — здесь много делает ЦБ, но это базовые вещи, очевидно, что банковские продукты регулятор разрабатывать не будет.

Этап «сам себе операционист» клиентами был успешно пройден, настал период насыщения — системы дистанционного обслуживания стали родственно схожи, а все находки копируются молниеносно

На нашем примере — изначально «Таможенная карта» строила свои услуги вокруг «платежа», сейчас акценты — на удобстве, аналитике, качестве. Полагаю, что именно такой подход позволил нам за первое полугодие 2019 года нарастить обороты на 1,5% на фоне падающего рынка и выйти на показатель 335 млрд рублей.

ФТС открыт для конструктивного общения, нет никаких технологических препятствий и административных барьеров, решающими факторами являются профессионализм и экспертиза. Теперь мы можем конкурировать, опираясь на технологические решения, уникальную экспертизу и опыт — то, чем мы сильны как профессионалы.

— Кого вы подразумеваете, когда говорите «мы»?

— В сфере таможенного оформления есть много надежных участников, почти все они объединены в профессиональные ассоциации — «Гермес», НАТП, «Содействие развитию ВЭД» и др. Основные критерии в выборе партнеров — опыт и надежность. Наша задача — объединить профессионалов рынка, обеспечивающих прохождение товара на всех этапах.

— То есть «порог вхождения» в экосистему — профессиональная репутация участника рынка? Какие здесь ориентиры?

— В среде таможенных брокеров и представителей существуют очень жесткие и четкие понятия репутации того или иного игрока. У ФТС свои критерии: количество открытых административных дел, правонарушений, из-за которых исключают из реестра. Критерии оценки качества, рейтинги будут формировать сами клиенты. Чего мы точно намерены избежать — ситуации, в которой участники будут конкурировать между собой, чтобы не появился ценовой демпинг.

— Какие услуги получат участники ВЭД на первом этапе работы экосистемы?

— Они получат среду, в которой можно проводить платежи, осуществлять декларирование товаров. В перечне — набор услуг (финансовых, связанных с таможенным оформлением, с логистикой), возможность получить краткосрочный кредит, внести обеспечение, гарантировать исполнение контракта и т.д.

Мы в первую очередь ориентированы на крупных корпоративных участников ВЭД, в отдельных случаях — на средний бизнес, профиль которого — профессиональная внешнеторговая деятельность значительных объемов. Сегмент МСБ мы пока рассматриваем на уровне идей — относительно платежных сервисов, а также транспортной внутрироссийской логистики. Одна из болевых точек для участников рынка — лизинг транспортных средств, это также часть наших клиентских сервисов.

— Какова роль НАТП в развитии экосреды?

— Именно НАТП является инициатором и драйвером создания экосреды. Статус общественной организации делает Ассоциацию нейтральной к конкретным бизнес-интересам и к отдельным членам, а также к банкам, сообществам и так далее. Основной принцип, положенный в основу экосреды, — независимость, что дает гарантию предоставления конкурентных, выгодных для каждого участника услуг. Например, инфраструктурные компании получают от участия выгоду, выступая либо как продавцы услуг, либо как клиенты — потребители услуг, в том числе — банковских. Уже сформирован пул банков, определены лимиты — не только банковские, но и страховые.

— Как будет выглядеть экосреда на втором этапе развития проекта? На третьем? Через три года?

— Первая версия сервиса появится на базе сайта НАТП, а на отдельную платформу «переедет» на втором этапе — по нашим планам, это произойдет уже зимой 2020 года. НАТП, которая и ранее являлась поручителем для своих членов по ряду видов деятельности перед ФТС, будет развивать данные сервисы, проводить учет обязательств. Ближе к концу следующего года мы надеемся получить синергию от объединения отдельных элементов и сегментов экосреды, которые начнут друг друга дополнять

— Предполагается ли предоставлять часть сервисов на некоммерческой основе?

— Конечно. Бесплатным будет базовый набор сервисов: в аналитике, в консалтинге, в таможенном оформлении, часть юридических услуг. Принцип тот же, что и в современных банках, страховых компаниях.

Андрей Баринов, «Таможенная карта». Фото: Елена Сычева / «Б.О»

Андрей Баринов, «Таможенная карта». Фото: Елена Сычева / «Б.О»

— Вы уже сформировали принципы отбора для юристов, консультантов?

— За нас это сделал рынок. Профессиональных юристов, которые специализируются на таможенном оформлении, рынок хорошо знает. Наработан опыт у таможенных представителей, которые специализируются на определенных направлениях, поставках, стандартах. В зависимости от качества их услуги имеют разную стоимость, но участники экосистемы смогут рассчитывать на частично бесплатную консультацию.

— Вы ранее упоминали, что клиенты банков получили вместо ценностей набор сложных интернет-сервисов. Как вы представляете себе идеальный интерфейс, клиентские сервисы экосистемы?

— Наша цель — настроить сервисы так, чтобы клиенту не нужно было обращаться к ДБО. Услуги встраиваются в систему электронного документооборота данного клиента, и однажды настроенная им система работает, в том числе проводит расчеты, считает риски непрофильной активности. Это подразумевает не просто аналитику, но и администрирование, и роботизацию бизнес-процедур, связанных с логистикой поставок и гарантированной оплатой.

Наша цель — настроить сервисы так, чтобы клиенту не нужно было обращаться к ДБО

На мой взгляд, клиенту должно быть все равно, кто доставляет его груз — такой своеобразный логистический Uber или кто-то еще, главное — чтобы было гарантировано высокое качество транспортных услуг. В таком виде у экосистемы нет конкурентов на рынке, и непринципиально, будет ли оплата проводиться через платежную систему либо через банковские сервисы, систему прямых расчетов Центрального банка, QR-код.

— На рынок планируют выйти нескольких онлайн-платформ, услуги которых будут схожие с вашими, в том числе сервис на базе Российского экспортного центра (РЭЦ) для участников ВЭД. Вы не видите в них конкурентов?

— РЭЦ, насколько я понимаю, — это государственный проект по продвижению товаров российских производителей на экспорт с упором на логистику и платежи. В этом смысле РЭЦ — настоящий маркетплейс.

— Какие сейчас есть «узкие места» в банковской системе для участников ВЭД, сможет ли экосистема их ликвидировать?

— Даже для крупнейших участников внешней торговли актуальным остается вопрос с овердрафтами. Мы наблюдали, как Bosch (один из крупных западных поставщиков техники) поменял банк у нас в системе «Таможенной карты». Клиент выбрал кредитный лимит по основному счету, и банк не обеспечил ему овердрафт. Подобные проблемы возникают даже с крупнейшими госбанками. Клиенты предлагают решение — существует неснижаемый остаток по счету в ФТС, который при размещении его в банке может быть использован в качестве гарантии при начислении овердрафта… При этом для клиента Таможенная карта будет бесплатной. Казалось бы, выигрыш явный для всех сторон. Но банковские технологии этого сделать не позволяют.

— Какова роль госструктур в работе экосистемы? Гарантирует ли она пользователям более полный доступ к информации, к госуслугам?

— Госструктуры, хотим мы этого или нет, по определению являются частью «пищевой цепи» в сегменте ВЭД. Даже если они не входят в экосистему формально, с этой позиции ФТС, Минтранс, ФНС, Фитосанитарный контроль, Центральный банк являются принципиальными элементами структуры. Все они работают над решением задач, в том числе в области цифровизации. Их действия, безусловно, влияют на систему. Надеюсь, мы со временем придем к западной схеме «единого окна», где СУРы (системы управления рисками) формируются не одним ведомством, а комплексно — оператором во взаимодействии всех ведомств.

— ЦБ РФ участвует в пилотном проекте создания маркетплейсов в сфере банкострахования, предоставляя свой бренд и высокий уровень гарантий. Расскажите о перспективах стандартизации рынка ВЭД на базе вашей платформы. Возможно ли в перспективе подобное сотрудничество с госорганами?

— Стандартизация на уровне идеи, безусловно, существует, но не на этапе запуска экосистемы. Стандартизация возможна и необходима по ряду направлений, каждое из которых является предметом регулирования различных ведомств. Также существуют международные стандарты — грузовых перевозок, обмена и т.д. Еще одна плоскость — это биллинг и стандарты отправления и перемещения грузов. Сейчас мы работаем над «пилотами» в сфере стандартизации, согласно плану должны запустить их на втором этапе.

— Создание платформы оценивают в 250 млн рублей. Каковы источники?

— Давайте признаем: 4 млн долларов — не слишком существенные затраты на реализацию такого масштабного проекта. К тому же на момент запуска собственной платформы мы освоим не более 30% указанной суммы.

Пока затраты не столь значительны, и НАТП финансирует работу из собственных источников. Есть ряд предложений — от одного западного инвестфонда и даже от частных инвесторов. Уверен, что проблем с финансированием не будет. По факту, от запуска экосистемы выиграют все участники рынка, отрадно, что уже на сегодняшнем этапе наши ключевые партнеры это понимают и готовы поддержать нас на этом пути.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также

Сейчас на главной