Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Кто и как отвечает за кредитное мошенничество?
18.12.2019 Best-practice
Кто и как отвечает за кредитное мошенничество?

Банки и финансовые организации начали активно использовать публичные облака. Экономия, быстрый запуск продуктов, киберзащита — всё это можно получить в облаке


В уголовном законодательстве существует норма, предусматривающая ответственность за мошенничество (ст. 159 УК РФ). А применительно к мошенничеству в сфере кредитования есть специальная норма (ст. 159.1 УК РФ). Какая же статья лучше защищает права потерпевших? Проведем сравнительный анализ правовых последствий привлечения к уголовной ответственности на основании этих двух норм и сформулируем, к чему приводит позиция ВС РФ по вопросам привлечения к ответственности за кредитное мошенничество.

Неожиданная новация и ее последствия

Федеральным законом от 29.11.2012 № 207-ФЗ УК РФ был дополнен привилегированным составом преступления — «Мошенничество в сфере кредитования» (ст. 159.1). Согласно данной норме, лицам, совершившим мошенничество сфере кредитования, грозит менее строгое наказание, чем предусмотрено санкцией общей нормы об ответственности за мошенничество (ст. 159 «Мошенничество» УК РФ) за аналогичные действия и причинение аналогичного вреда.

Так, самое строгое наказание, которое может быть назначено виновным в мошенничестве в сфере кредитования без квалифицирующих признаков, представляет собой арест на срок до четырех месяцев1 (ч. 1 ст. 159.1 УК РФ), в то время как виновным в мошенничестве в иных социальных сферах и без квалифицирующих признаков (т.е. не подпадающим под действие специальной нормы) грозит до двух лет реального лишения свободы (ч. 1 ст. 159 УК РФ).

Самое строгое наказание за мошенничество в сфере кредитования, которое может быть назначено лицам, совершившим названное деяние по предварительному сговору, — это лишение свободы на срок до четырех лет (ч. 2 ст. 159.1 УК РФ), а вот виновным в аналогичном преступлении, но совершенном в иных социальных сферах грозит до пяти лет лишения свободы.

Наибольший контраст мы видим, если сравнить, что подпадает под понятие «крупного размера» в разных статьях. В случае применения общей нормы об ответственности за мошенничество крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. рублей (см. п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ, относящийся к большинству статей, размещенных в гл. 21 УК РФ). Виновным грозит до шести лет лишения свободы (ч. 3 ст. 159 УК РФ). В случае же применения нормы об ответственности за мошенничество в сфере кредитования крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 1 млн 500 тыс. рублей (см. примечание к ст. 159.1 УК РФ), поэтому при мошенничестве в указанной сфере и отсутствии других квалифицирующих признаков виновным в хищении на сумму от 250 000 до 1 млн 500 тыс. рублей включительно грозит не более чем арест на срок до четырех месяцев.

Первое преступление отнесено к категории тяжких, срок давности привлечения к уголовной ответственности за него — десять лет. Второе же отнесено к категории небольшой тяжести, срок давности привлечения к ответственности за него — лишь два года2

При осуждении за эти преступления предусмотрены разные сроки погашения судимости. По общему правилу судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, по истечении восьми лет после отбытия наказания (п. «г» ч. 3 ст. 86 УК РФ). А в отношении лиц, осужденных к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, судимость погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания (п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ).

Судимость согласно УК РФ учитывается при рецидиве преступлений, назначении наказания и влечет за собой иные правовые последствия в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами. Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, предусмотренные УК РФ, связанные с судимостью.

Таким образом, ст. 159 УК РФ защищает права и законные интересы потерпевших значительно лучше, нежели ст. 159.1 УК РФ.

Если опираться на принципы разумности и справедливости, логику законодателя трудно постичь. Ведь мошенничество в сфере кредитования причиняет много больший вред общественным отношениям, чем заурядное мошенничество, например, гадалки, которая выманивает у доверчивых граждан денежные средства под предлогом снятия порчи и действия которой следует квалифицировать по ст. 159 УК РФ. В качестве кредитных организаций прежде всего и в основном предстают банки, при этом банковская система является своего рода кровеносной системой экономики. Ущерб банковской системе неизбежно и негативно сказывается на всех иных сферах экономики и обществе в целом. Поэтому, полагаем, следовало бы поступить наоборот — вводить не привилегированный, а квалифицированный состав мошенничества в сфере кредитования, указывающий на повышенную общественную опасность содеянного, влекущий более строгую ответственность для виновных по сравнению с основным составом.

Круг субъектов кредитного мошенничества

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, мошенничество в сфере кредитования представляет собой «хищение денежных средств заемщиком путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений» (курсив мой. — Авт.). В качестве заемщика могут выступать физические лица (граждане, индивидуальные предприниматели), а также организации и государства.

Однако по смыслу ряда основополагающих статей Общей части УК РФ субъектом любого преступления, том числе и хищения, могут выступать лишь физические лица (см. ст. 11–13 УК РФ и др.). Отсутствие сознания и психической жизни у организаций и государств делает невозможным вменение им общественно опасных деяний, при этом вина в уголовно-правовом смысле является обязательным условием уголовной ответственности (ст. 5 УК РФ). Вины нет, если лицо не осознавало и не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ).

А в силу отсутствия физического тела и других атрибутов социализированного человека у организаций и государств их нельзя подвергнуть уголовным наказаниям (применить смертную казнь, лишить свободы, привлечь к принудительным, обязательным или исправительным работам, лишить права занимать определенные должности, лишить воинского звания, ограничить по воинской службе и т.д.). 

Следовательно, субъектом преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ, в соответствии с законом могут быть не любые заемщики, а лишь граждане, включая индивидуальных предпринимателей.

Позиция ВС РФ относительно круга субъектов 

Пленум Верховного Суда РФ 30 ноября 2017 года принял Постановление № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». В п. 13 данного Постановления (далее — Постановление № 48) указано, что для целей ст. 159.1 УК РФ заемщиком признается лицо, обратившееся к кредитору с намерением получить, получающее или получившее кредит в виде денежных средств от своего имени или от имени представляемого им на законных основаниях юридического лица. То есть вопреки буквальному тексту закона круг субъектов преступления, предусмотренного общей нормой, сужен, а круг субъектов преступления с привилегированным составом — расширен. На основании чего и посредством каких логических операций ВС РФ пришел к такому выводу — ни в п. 13, ни в иных пунктах Постановления № 48 разъяснений нет. Как бы то ни было, такая позиция высшей судебной инстанции ослабляет защиту банков и иных кредитных организаций от мошенничества, ущемляет права и законные интересы потерпевших.

Здесь важно отметить, что в уголовном процессе потерпевшими от преступлений, предусмотренных ст. 159.1 УК РФ, признаются юридические лица — кредитные организации. Однако опосредованно вред данными преступлениями причиняется значительно более широкому кругу лиц: вкладчикам кредитных организаций, поскольку мошенничество в сфере кредитования снижает доходность банковской деятельности и влечет снижение ставок и ухудшение иных условий по вкладам; добросовестным заемщикам (как физическим, так и юридическим лицам), поскольку снижение доходности банковской деятельности приводит к повышению стоимости кредитов; акционерам банков, поскольку снижение доходности банковской деятельности влечет понижение курсовой стоимости и (или) дивидендной доходности акций; работникам банков, поскольку снижение доходности банковской деятельности приводит к снижению уровня их зарплат и сокращению рабочих мест.

Моделирование правоприменения в соответствии с позицией ВС РФ

Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 Постановления № 48 сформулировал еще одну позицию, уточняющую предыдущую: в случае, когда лицо в целях хищения денежных средств использовало для получения кредита иных лиц, не осведомленных о его преступных намерениях, основание для квалификации содеянного по ст. 159.1 УК РФ отсутствует, ответственность виновного наступает по ст. 159 УК РФ.

Смоделируем правоприменение с учетом этой позиции. Допустим, директор коммерческой организации разработал преступный план по хищению кредитных средств в размере 1 млн 500 тыс. рублей из банка и привлек к реализации плана одного из работников данной организации, которому выдал доверенность на право действовать от лица организации и передал ему недостоверные бухгалтерские документы, завышающие финансовые показатели деятельности организации. При этом пояснил подчиненному, что в противном случае банк кредит не выдаст, поскольку реальные показатели не соответствуют предъявляемым в банке требованиям. Еще пояснил, что работнику не о чем беспокоиться, потому что документы изготовил не он, и если что спрос будет с руководителя, а не с работника. Долг банку руководитель возвращать не намерен, а взыскать его банк не сможет, так как у организации фактически нет никаких дорогостоящих активов. В случае если кредит удастся получить, руководитель пообещал поделиться с работником и после обналичивания перечисленных кредитором денег передать своему подельнику 150 тыс. рублей (10%).

Хищение в аналогичном размере и аналогичным способом наказывается много строже, если оно совершено преступником-одиночкой, чем тогда, когда преступление совершает группа лиц по предварительному сговору

Если изложенный план удастся реализовать, то согласно позиции Пленума ВС РФ действия соучастников следует квалифицировать по ч. 2 ст. 159.1 УК РФ как мошенничество в сфере кредитования, совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 159.1 УК РФ). Преступление относится к категории средней тяжести. Срок давности привлечения к уголовной ответственности — шесть лет. Наиболее строгое наказание, которое грозит директору коммерческой организации и его подчиненному, — лишение свободы на срок до четырех лет. По общему правилу, лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести и ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях (п. «а» ч. 1 ст. 58 УК РФ).

Квалифицировать описанное хищение как совершенное в крупном или особо крупном размере (что перевело бы преступление в категорию тяжких) нет оснований, поскольку согласно примечанию к ст. 159.1 УК РФ крупным размером в данной статье признается стоимость имущества, превышающая 1 млн 500 тыс. рублей, а особо крупным — превышающая 6 млн. рублей. В рассматриваемой ситуации размер похищенного эти границы не переходит.

А вот если директор коммерческой организации не посвятит подчиненного в свой преступный план, использует его «втемную» и похитит кредитные средства на сумму 1 млн 500 тыс. рублей, то согласно позиции Пленума Верховного Суда РФ правовая оценка содеянного директором резко изменится, его действия тогда следует квалифицировать по ч. 4 ст. 159 УК РФ как мошенничество в особо крупном размере — ведь согласно п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ особо крупным размером в ст. 159 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая 1 млн. рублей. Данное преступление относится к категории тяжких, срок давности привлечения к уголовной ответственности — десять лет. Наиболее строгое наказание, которое грозит директору коммерческой организации в этом случае, — лишение свободы уже на срок до десяти лет. 

Мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшим наказание в качестве лишения свободы, а также женщинам, осужденным к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе при любом рецидиве, отбывание наказания назначается в исправительных колониях общего режима (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ).

Таким образом, получается, что хищение в аналогичном размере и аналогичным способом наказывается много строже, если оно совершено преступником-одиночкой, чем тогда, когда преступление совершает группа лиц по предварительному сговору.

Можно также предположить, что кредитные мошенники, пользующиеся услугами «адвокатов дьявола» (беспринципных юристов), будут получать и получают следующие советы по повышению безопасности своей преступной деятельности: использовать в качестве исполнителей по возможности женщин, причем обязательно с открытием преступного замысла перед ними и фиксацией этого факта (на случай если в ходе уголовного процесса соучастник будет отрицать свою вину), потому что при разоблачении этот прием позволит миниминизовать уголовную ответственность для всех соучастников, добиться квалификации не по ст. 159, а по ст. 159.1 УК РФ. Более того, это поможет уговорить рядового соучастника (исполнителя) взять всю вину на себя и умолчать об организаторе преступления, иных соучастниках, ибо тогда содеянное будет квалифицировано по ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, а значит, наказание в виде реального лишения свободы либо ареста виновному вообще не грозит, независимо от его пола, наличия иждивенцев, непогашенной судимости и т.д.

В свою очередь, представители потерпевших объективно побуждаются к лукавству, умалчиванию некоторой информации, вступлению в негласные соглашения с заемщиками и их окружением, для того чтобы в условиях коллизионного законодательства и неоднозначной практики применения уголовного закона наилучшим образом обеспечить защиту своих прав и законных интересов.

Описанное положение, к сожалению, характеризует современную уголовную политику — спонтанную и непоследовательную, оторванную от теории права, игнорирующую общепризнанные правовые принципы законотворчества и правоприменения.

Некоторые выводы по теме

На основе нашего исследования можно сформулировать ряд выводов, адресованных реальным и потенциальным пострадавшим от кредитного мошенничества, в частности руководителям и работникам служб безопасности банков, юридических отделов и отделов по работе с проблемной задолженностью.

1. Современное российское уголовное законодательство и проводимую Верховным Судом РФ уголовную политику порой невозможно постичь, опираясь на правила формальной логики, принципы разумности, справедливости, гуманизма и равенства перед законом.

2. Правильно составленный и хорошо усвоенный методический материал по теме кредитного мошенничества может быстро устареть, поскольку правовое поле в нашей стране подвержено частым и плохо прогнозируемым изменениям.

3. Работникам банков необходимо досконально и регулярно изучать институты и нормы уголовного законодательства, а также их судебное толкование с помощью специалистов, глубоко погруженных в тему, иначе велик риск неправильной юридической оценки, неэффективных действий и как результат ослабления правовой защищенности банков от атак мошенников.


1. Причем уголовное наказание в виде ареста носит символический характер, поскольку в России отсутствуют места для отбывания такого наказания. Неудивительно, что наказание данного вида судами не назначается. Так, в 2018 году среди 2 114 лиц, осужденных в России по ч. 1 ст. 159.1 УК РФ, больше всего оказалось тех, кому в качестве уголовного наказания был назначен штраф — 474 человека; 372 виновным в качестве уголовного наказания было назначено ограничение свободы. В отношении 453 человек уголовные дела были прекращены судом в связи с примирением с потерпевшим. Еще 106 виновным был назначен судебный штраф (без вынесения обвинительного приговора). Как уже сказано, арест не назначен ни кому. Источник этих сведений — официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ, отчет по форме 10.3 за 2018 год URL (дата обращения: 30.06.2019)..
2. Это обстоятельство существенно затрудняет привлечение к ответственности виновных, ведь нередко преступления такого вида выявляются спустя несколько месяцев или даже лет с момента выдачи кредита. А чтобы добиться возбуждения уголовного дела, банкам приходится тратить до полугода и больше. Немало времени занимает также предварительное расследование и судебное разбирательство. С учетом сказанного уголовные дела зачастую прекращаются за истечением срока давности привлечения к ответственности либо вовсе не возбуждаются.






Читайте также