Банковское обозрение

Финансовая сфера

  • Можно ли выйти сухим из воды?
16.01.2020 Best-practice
Можно ли выйти сухим из воды?

При отмене решения о признании должника банкротом юридические последствия в виде восстановления статуса должника и его руководителей не сопровождаются восстановлением его экономического состояния, поскольку к этому моменту, как правило, персонал должника уволен, конкурсный управляющий заявил отказ от исполнения договоров и, возможно, уже реализована часть имущества и активов должника. Таким образом, отмена решения о признании должника банкротом, действие правовое по своей сути, экономически оказывается бессмысленным и лишь продляет агонию должника, затягивает и без того жалкие расчеты с кредиторами. Возникают вопросы: как, чем и когда нужно купировать такие риски? Найдем ответы на конкретном примере из практики


Юрий Федоров
Партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», руководитель практики

Порочная практика «заднего числа»

Итак, 16.02.2017 банк разместил на Едином федеральном реестра сообщений о банкротстве (ЕФРБ) сообщение о намерении кредитора подать заявление о банкротстве должника. Единственным участником должника 03.03.2017 принято решение о проведении процедуры добровольной ликвидации. Через три дня, 06.03.2017, банк обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Определением Арбитражного суда от 14.03.2017 по заявлению банка возбуждено производство по делу о несостоятельности (банкротстве) должника.

Запись в ЕГРЮЛ о начале ликвидации должника была внесена только 19.04.2017, а сообщение о начале ликвидации в «Вестнике государственной регистрации» было опубликовано лишь 03.05.2017. 02.05.2017 на ЕФРСБ нотариусом размещено сообщение о намерении должника подать заявление о банкротстве.

Согласно п. 1 ст. 62 ГК РФ, учредители (участники) юридического лица, принявшие решение о его ликвидации, в течение трех рабочих дней после даты принятия данного решения обязаны сообщить в письменной форме об этом в уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, для внесения в ЕГРЮЛ записи о нахождении юридического лица в процессе ликвидации, а также опубликовать сведения о принятии данного решения в порядке, установленном законом.

Если мы внимательно посмотрим на даты, то станет понятно, что, скорее всего, решение о ликвидации было принято задним числом. Это было сделано с целью избежать процедуры наблюдения, проведения анализа финансового состояния должника и утверждения конкурсного управляющего из числа лиц, предложенных собранием кредиторов должника.

Сложившаяся судебная практика при принятии собственниками решения о ликвидации после возбуждения дела о банкротстве должника однозначно подтверждает применение судами в такой ситуации упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника. При этом при утверждении конкурсного управляющего безусловный приоритет имеет кандидатура управляющего (или СРО), предложенная кредитором-заявителем.

Крутой поворот

В нашей ситуации 18.05.2017 решением единственного участника должника было отменено принятое ранее решение от 03.03.2017 о добровольной ликвидации общества, запись в ЕГРЮЛ внесена не была, сообщение об отмене решения о добровольной ликвидации в официальном источнике не публиковалось.

Столь радикальное изменение позиции единственного участника можно объяснить только необходимостью выиграть время до прекращения полномочий руководства должника. Это может быть связано, например, с необходимостью завершения сделок по выводу наиболее ценных активов должника, сокрытию документов, легального выезда для укрытия за границей. Или, что также не следует исключать, появившейся перспективой найти компромисс с кредиторами.

Арбитражный суд первой инстанции и апелляционный суд оценили подобные действия собственника должника как злоупотребление правом. Действия участников должника по намеренному манипулированию своим юридическим статусом были признаны недобросовестными не только по причине явной направленности против прав кредиторов, но и по причине того, что, приняв решение, они никак не пытались его реализовать — не публиковали сведения об отмене ликвидации в «Вестнике государственной регистрации», не уведомляли кредиторов, не обжаловали отказ ФНС во внесении записи в ЕГРЮЛ об отмене ликвидации, продолжили увольнение работников после решения об отмене ликвидации. Все это указывает на отсутствие реального намерения возобновить хозяйственную деятельность должника.

Когда в судах согласья нет

Решением Арбитражного суда 29.06.2017 в отношении должника введено конкурсное производство по упрощенной процедуре ликвидируемого должника, которое было оставлено в силе Постановлением соответствующего арбитражного апелляционного суда. Суды признали решение единственного участника должника об отмене процедуры ликвидации злоупотреблением правом (ст. 10 ГК РФ), с чем не согласился суд кассационной инстанции.

Постановлением Арбитражного суда округа 20.12.2017 решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции отменены, дело направлено на новое рассмотрение. При этом кассационный суд не поставил под сомнение выводы судов первой и апелляционной инстанции о недостаточности у должника имущества на момент принятия решения о банкротстве и о наличии признаков банкротстве. Доводы конкурсного управляющего о том, что с учетом отсутствия хозяйственной деятельности в процедуре банкротства экономическое состояние должника только ухудшилось и что ликвидационные мероприятия в процедуре конкурсного производства носят необратимый характер (проведено увольнение персонала, проводятся торги имуществом должника), судом не были поставлены под сомнение и никем не были опровергнуты.

Суд округа согласился с доводом кассатора, о том, что суды пришли к ошибочному выводу о злоупотреблении правом со стороны должника при принятии решения об отмене ранее принятого решения о добровольной ликвидации общества.

Решение кассационной инстанции опиралось на следующие положения:

  • решение об отмене добровольной ликвидации не нарушило права и законные интересы кредитора — заявителя по делу или иных кредиторов;
  • оно могло повлиять лишь на применяемую при такой ликвидации процедуру;
  • действующее законодательство не содержит запрет на отмену ранее принятого решения о ликвидации юридического лица;
  • одного лишь принятия решения о ликвидации юридического лица в отсутствие реального проведения каких-либо ликвидационных процедур, предусмотренных ГК РФ, недостаточно для применения упрощенной процедуры банкротства ликвидируемого должника.

Необходимыми условиями являются: установление обстоятельств недостаточности стоимости имущества должника для удовлетворения требований кредиторов и невозможность восстановления платежеспособности должника при применении реабилитационной процедуры банкротства.

Убытки для всех

Заметим, что в связи с отменой судебных актов были приостановлены, а позднее отменены назначенные на 20.12.2017 публичные торги имуществом должника с начальной стоимостью свыше 882 млн рублей. Поступившие от участников торгов задатки в размере 176 млн рублей (этого было достаточно для единовременного погашения всей текущей задолженности должника) были возвращены участникам торгов, подавшим заявки. При этом за период с 29.06.2017 по 08.12.2017 были уволены 1127 из 1135 сотрудников, то есть 99,3% общего количества работников должника.

Доводы конкурсного управляющего о том, что с учетом отсутствия хозяйственной деятельности в процедуре банкротства экономическое состояние должника только ухудшилось и что ликвидационные мероприятия в процедуре конкурсного производства носят необратимый характер, судом не были поставлены под сомнение и никем не были опровергнуты

Определением Арбитражного суда от 05.03.2018 в отношении должника была введена процедура наблюдения и утверждена кандидатура временного управляющего. 16.05.2018 первым собранием кредиторов, обладающих 96,2% голосов общей суммы требований по денежным обязательствам, принято решение обратиться в Арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства, избрать комитет кредиторов; определена кандидатура арбитражного управляющего для утверждения конкурсным управляющим.

24.05.2018 решением Арбитражного суда должник признан несостоятельным (банкротом), и в отношении него открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий. При анализе пассивов сделан следующий вывод: с учетом заявленных требований кредиторов сумма обязательств должника на дату составления анализа временным управляющим увеличилась на 15% по сравнению с балансовой стоимостью обязательств должника по состоянию на 31.12.2017. Задолженность по текущим платежам на дату открытия конкурсного производства составляла: 21 161 рубль — первая очередь, 113 007 050,27 рубля — вторая очередь, 450 000 рублей — третья очередь, 1 893 404,61 рубль — четвертая очередь, 40 852 692,24 рубля — пятая очередь.

Реестр требований кредиторов закрыт 02.08.2018. В реестр включены требования 82 кредиторов. Размер требований кредиторов второй очереди — 8 981 242,58 рубля; кредиторов третьей очереди — 5 021 051 397,90 рубля.

Формально, отменяя решение о применении ускоренной процедуры банкротства, Арбитражный суд округа предложил обсудить возможность введения процедуры наблюдения. Другого содержательного смысла у Постановления нет. При этом было очевидно, что введение данной процедуры применительно к должнику дополнительно причинит (и реально причинило) несоразмерные и недопустимые убытки и должнику, и кредиторам. В отличие от других судебных актов решение о признании должника банкротом не разрешает имущественный конфликт, а только начинает процесс его разрешения: такой судебный акт запускает десятки, а порой и сотни обособленных судебных споров, которые обладают признаками самостоятельного искового производства, а выносимые в рамках таких споров определения обладают признаками судебных решений, что неоднократно подчеркивали и ВАС РФ и ВС РФ1. Решение о признании должника банкротом не только является актом применения права, как обычное судебное решение, но и имеет множество имущественных последствий, состоящих в различных актах, сделках и иных действиях, направленных на распоряжение имуществом должника в интересах кредиторов под контролем суда. Это решение не имеет в точном смысле слова никакого другого действия, кроме того, что позволяет развернуться громадному количеству взаимосвязанных действий участников.

Заметим, что п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 35 от 22.06.2012 разъясняет, что определение о введении наблюдения в части этой процедуры может быть обжаловано и пересмотрено только до окончания наблюдения, то есть до даты введения следующей процедуры. После окончания наблюдения, а также в случае окончания наблюдения в ходе рассмотрения таких жалоб или заявлений суд прекращает по ним производство на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ. Аналогичные правила применяются в случае обжалования судебных актов о введении финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства. Так, Определением от 19.07.2017 № 307-ЭС17-9011 по делу № А66-4322/2016 Верховный Суд указал, что не подлежит отмене решение в части признания должника банкротом и введения конкурсного производства, поскольку на момент рассмотрения жалобы имелись установленные требования иных кредиторов (не заявителя по делу).

Кассационная инстанция отказалась применить установленный законом принцип достоверности реестра, отраженный в п. 2 ст. 51 ГК РФ, согласно которому достоверными для третьих лиц являются лишь те сведения, которые включены в ЕГРЮЛ и на основании которых принималось решение о введении упрощенной процедуры признания несостоятельности.

Потерянное время

Итак, что же в итоге? 19.11.2018 должник полностью рассчитался в результате взыскания дебиторской задолженности по текущей задолженности второй очереди по заработной плате и по компенсациям уволенным бывшим работникам.

Отменяя решение о применении ускоренной процедуры банкротства, Арбитражный суд округа предложил обсудить возможность введения процедуры наблюдения. Другого содержательного смысла у Постановления нет

По состоянию на 30.09.2019 текущая задолженность первой — четвертой очередей погашены полностью, из 469 634 296,95 рубля пятой очереди погашено 49 020 705,56 рубля. Конкурсным управляющим частично погашены требования кредитора третьей очереди, обеспеченные залогом имущества должника на сумму  свыше 756 млн рублей, что составило 49,47% удовлетворения требования залогового кредитора. Кроме того, в полном объеме были погашены требования кредиторов второй очереди реестра требований кредиторов.

Описанная процедура еще не завершена. Но если спустя почти два года попробовать спрогнозировать возможное развитие ситуации при условии, что назначенные на 20.12.2017 торги имуществом должника состоялись, а суд округа не отменил решение суда первой инстанции и Постановление апелляционной инстанции, эти результаты могли бы быть достигнуты уже в январе 2018 года. Выйти сухим из воды лукавым собственникам должника не удалось, как и не удалось всем участникам процедуры войти дважды в одну и ту же воду. Уж очень много воды утекло за это время, слишком много истрачено средств для вторичного омовения.

Конкурсное производство — это процедура, направленная на прекращение существования юридического лица, «экономическая эвтаназия» нежизнеспособного юридического лица. Это означает, что, как и любая иная «эвтаназия», с определенного этапа конкурсное производство становится необратимым. Попытка вернуть рассмотрение вопроса о введении конкурсного производства на новое рассмотрение, без учета реалий и конкретной ситуации в конкурсном производстве, приводит лишь к ухудшению экономического состояния и должника, и его кредиторов.


1. остановление Президиума ВАС РФ от 12 марта 2013 года № 15510/12, Постановление Пленума ВАС РФ № 35 от 22.06.2012, Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 9 марта 2016 года № 303-ЭС15-16010.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также