Банковское обозрение

Финансовая сфера


05.06.2020 Аналитика
Мы действуем на опережение

Регулярное стресс-тестирование позволило Сбербанку своевременно выявить зоны потенциальных трудностей у крупных клиентов и предоставить им необходимую поддержку, а также сохранить качество портфеля, говорит Ольга Харламова, вице-президент, директор департамента кредитования ключевых клиентов Сбербанка. В интервью «Б.О» она остановилась на приоритетах в кредитной политике, государственных субсидиях бизнесу и стратегии работы на текущий год


Ольга Харламова, вице-президент, директор департамента кредитования ключевых клиентов Сбербанка— Ольга Васильевна, как текущая ситуация отразилась на бизнесе крупнейших клиентов Сбербанка? 

— В последние месяцы крупнейшие клиенты Банка столкнулись с падением спроса и в ряде случаев снижением цен на товары, услуги, сырье, что не могло не отразиться на их выручке. Но, на мой взгляд, ситуация у крупных клиентов все же менее сложная, чем в малом предпринимательстве. Пока наши прогнозы основаны на оперативных отчетах компаний, а полную картину мы сможем увидеть после смягчения карантинных мер и выхода официальной отчетности за полугодие. 

— Можно ли сказать, что вы были готовы к столь серьезному и, похоже, затяжному кризису? 

— В Сбербанке каждая cash flow модель, построенная для кредитования, подвергается множеству стресс-тестов, как перед принятием решения о кредитовании, так и в течение срока действия кредита. В модели всегда закладываются различные сценарии, основанные на изменении макропоказателей, к которым мы относим цены на нефть, размер ВВП, курс рубля, инфляцию и тому подобное. На основе макропоказателей мы в Банке рассчитываем около 300 базовых отраслевых показателей и применяем их для прогнозирования состояния дел по каждому заемщику. В зависимости от изменения макропоказателей регулярно пересчитываются и отраслевые.

Мы применяем такой подход постоянно, не только в периоды кризиса. Это позволило нам сформировать достаточно надежный портфель и быть готовыми быстро спрогнозировать потенциальные зоны внимания. Сейчас мы в состоянии предвидеть проблему заранее и разрабатывать совместно с заемщиком вариант ее решения. 

Что касается наших возможностей, мы на сегодняшний день удовлетворяем потребности в кредитовании ключевых клиентов, которые прошли стресс-тесты и у которых мы видим потенциал кредитоспособности.

— В чем сейчас ваши приоритеты?

— Наша первоочередная задача — реализовать разработанные совместно с государством меры поддержки российских компаний, не лишить их ликвидности в период временной остановки производств. Например, АвтоВАЗ запустил конвейер, это хорошая новость. Но без поставок критически важных автокомпонентов и деталей выпуск продукции невозможен. Главное сейчас — не допустить разрушения производственных цепочек и позволить компаниям сохранить рабочие места. Именно поэтому наравне с поддержкой крупнейших клиентов Банк большое внимание уделяет предприятиям МСП — именно они являются частью производственных цепочек, поэтому крайне важно, чтобы эти предприятия работали. 

Необходимо поддерживать оборотное финансирование предприятий, которые могут быстро восстановить деятельность после снятия ограничений, связанных с пандемией, даже если пока наблюдается спад спроса. По ряду отраслей, в которых работают крупнейшие клиенты Банка, мы ожидаем очень быстрое восстановление спроса. В частности, это металлургическое производство, сектор АПК, минеральные удобрения и т.п.

— Какие клиенты относятся к наиболее проблемным?

— В наиболее непростой ситуации оказалась коммерческая недвижимость — торговые центры, гостиницы. Также мы увидели необходимость поддержки нефтеперерабатывающих предприятий, предприятий транспортной отрасли и транспортной инфраструктуры. 

В сегменте крупнейших клиентов для компаний наиболее пострадавших секторов экономики мы предлагаем реструктуризацию ближайших платежей, чтобы поддержать ликвидность компаний. Перенос уплаты процентов там, где это требуется, проводим без капитализации, что является серьезным вкладом Банка в поддержание клиентов в непростой ситуации.

Для компаний нефтеперерабатывающего сектора рассматриваем и предлагаем варианты работы на условиях предоплаты, через сырьевого трейдера, что также позволяет поддерживать текущую ликвидность и не останавливать деятельность предприятий.

— От текущего кризиса пострадали предприятия транспортной сферы, и там ситуация вряд ли быстро улучшится. Как обстоят дела с их кредитованием?

— Действительно, авиакомпании и аэропорты оказались в непростых условиях, при этом мы говорим о фундаментальных инфраструктурных отраслях, без которых страна не может обойтись, поэтому поддержка государства особенно важна. Мы, конечно, кредитуем этих клиентов, но также нивелируем свои риски, работая в рамках программы господдержки. Аэропорты — традиционно более высокорентабельный бизнес, чем авиакомпании, что несколько упрощает ситуацию по этому сегменту. Клиентам-авиакомпаниям, у которых основная долговая нагрузка — лизинговые платежи, мы сделали перенос платежей 2020 года «вправо», на последующие периоды.

Компаниям данного сегмента как наиболее пострадавшим мы предлагаем оборотные кредиты, действуя в связке с государством, — либо под госгарантии, либо в рамках программ субсидирования.

В секторе железнодорожных перевозок мы прогнозируем не столь значительное падение выручки, как в авиаперевозках, примерно на уровне 30%. Но и здесь мы предлагаем все варианты кредитования, разработанные в рамках мер господдержки.

Субсидии: акценты и лимиты 

— Видите ли вы рост запросов на кредитные сделки? На какие нужды заемщики берут средства? 

— В апреле-мае мы фиксируем рост запросов, по большей части в рамках различных госпрограмм. В рамках Постановления Правительства РФ № 582-П о кредитовании системообразующих предприятий мы получили заявки на пополнение оборотных средств на сумму, значительно превышающую выделенную банку квоту на субсидии. То есть спрос со стороны компаний очень высокий. Есть спрос на кредиты на выплату зарплаты для предприятий пострадавших отраслей.

Наша первоочередная задача — реализовать разработанные совместно с государством меры поддержки российских компаний

Еще один приоритет Банка: не останавливать финансирование инвестпроектов в устойчивых и перспективных отраслях. Естественно, некоторые компании притормозили инициацию новых инвестиционных проектов в ожидании восстановления спроса. Но в большинстве отраслей ранее стартовавшие проекты мы продолжаем финансировать. В частности, в нефтехимии, газопереработке, сельском хозяйстве. Мы не приостановили финансирование жилищного строительства. Инфраструктурные проекты также находятся в фокусе нашего внимания.  

— Вы сказали, что спрос на субсидии значительно выше квоты. Нужны новые программы господдержки? 

— Сейчас в рамках Постановления № 582-П о субсидировании ставок системообразующим предприятиям из пострадавших отраслей выделен лимит на предоставление кредитов в размере 400 млрд рублей. Лимит распределен между всеми заинтересованными банками, кредиты в рамках этих лимитов должны быть предоставлены до августа, после чего будет проведено перераспределение. 

Потребность со стороны клиентов существует, и она значительная, но поскольку программа новая, требования к заемщикам и правила получения субсидии уточняются в процессе. Надеюсь, в ближайшие дни все «правила игры» будут четко определены и мы сможем активно предоставлять кредиты для поддержания бизнеса. Уверена, что выделенный Сбербанку лимит до августа мы точно предоставим клиентам. 

Нормальная история доходности

— Реализуемых сегодня совместно с государством мер поддержки для крупнейших корпоративных клиентов достаточно?

— Для крупнейших клиентов первой начала работать программа субсидирования ставки при кредитовании системообразующих предприятий, все остальные изначально разработанные меры были по большей части направлены на поддержание МСБ. Но, как я уже говорила, ситуацию в крупнейшем бизнесе мы оцениваем как менее сложную, чем у компаний малого и среднего бизнеса. Именно поэтому субъектам МСБ была оказана первоочередная помощь и был оперативно принят ряд государственных мер поддержки. Но для крупного и крупнейшего бизнеса также разрабатываются и запускаются новые программы. В частности, крупнейшие компании были заинтересованы в получении льготных кредитов на зарплату, и правительство в новой программе кредитования на выплату зарплаты под 2% предусмотрело такую возможность — кредиты в рамках программы могут получать все сегменты компаний пострадавших отраслей. Сбербанк очень активно, в ежедневном режиме, обсуждает с профильными министерствами проблемы, связанные с применением мер поддержки, послаблениями в налоговых вопросах — перенос или прощение уплаты налогов, а также арендных и коммунальных платежей. 

— Банкиры говорят, что госпрограммы по поддержке МСБ приносят им убытки. По ключевым клиентам такая же история?

— Да, к сожалению, не все программы прибыльны для Банка как кредитора. Но в рамках программы по субсидированию ставки системообразующим предприятиям Банк получает комфортную доходность: устанавливает льготную ставку по кредиту для заемщика в пределах до 5% годовых, а государство субсидирует Банку ставку в размере ключевой ставки Банка России. Но заемщик должен отвечать требованиям программы для получения такой субсидии. 

Свободное плавание с двусторонним хеджированием 

— Растут ли в кризис ставки по кредитам? Как на их формирование влияет политика ЦБ, предусматривающая снижение ключевой ставки? 

— Ставки в целом не выросли. Как и прежде, по ключевым клиентам они устанавливаются индивидуально в зависимости от структуры сделки, риска, рейтинга клиента. В 2019 году мы начали активно предлагать кредитование под плавающие ставки, когда ставка по кредиту привязана к ключевой ставке плюс добавляется спред за риск. Этот продукт в условиях ожидания дальнейшего снижения ключевой ставки пользуется высоким спросом. 

Еще один приоритет Банка: не останавливать финансирование инвестпроектов в устойчивых и перспективных отраслях

На сегодняшний день более 30% кредитного портфеля крупнейших клиентов сформировано кредитами под плавающую ставку, все чаще заключаются кредитно- деривативные сделки со встроенными инструментами хеджирования на случай существенных колебаний ставок, цен на товары, курсов валют. Мы, например, выдаем кредит под «ключевую ставку +» и в большинстве случаев хеджируем потенциальные колебания ключевой ставки, устанавливая cap и floor на значение ключевой ставки. В этом случае достигается компромисс защиты рисков и Банка, и заемщика — у нас разнонаправленные интересы и, следовательно, двустороннее хеджирование. 

— Расскажите, каковы ситуация и ожидания по просроченным кредитам? 

— В сегменте крупнейших клиентов традиционно минимальный уровень просроченной задолженности. Компании серьезно относятся к обязательствам, у них, как правило, есть публичные долги в виде облигаций, их акции котируются. В случае ухудшения финансового состояния мы стараемся вместе с клиентами подбирать индивидуальные решения и условия реструктуризации, которые позволят справиться с временными трудностями, не допустить прекращения обслуживания долга и завершить начатые ранее проекты. То есть мы проактивно готовимся к различного рода реструктуризациям. Если наши cash flow модели показывают возможные трудности, мы действуем на опережение, поэтому не ожидаем существенного роста просроченной задолженности в 2020 году. Сбербанк уже принял индивидуальные решения по реструктуризации действующей задолженности, в основном в сфере недвижимости и авиатранспорте, в меньшей степени —  в нефтяном секторе. 

— Как обстоит дело с обслуживанием займов в валюте в период текущего кризиса? 

— Мы навели порядок в этом вопросе и выработали единственно правильный и разумный подход. Текущие требования кредитной политики гласят, что кредит в валюте может получить только компания-экспортер со стабильной валютной выручкой, сопоставимой с суммой кредита, или компания, чья выручка привязана к валюте.  

Сохранилось, правда, наследие прошлого — а именно валютные кредиты компаниям отрасли недвижимости, предоставленные в период с 2009 по 2014 годы. Но мы за последние два года провели большую работу по конвертации валютных кредитов в рублевые и существенно снизили долю валютных кредитов в портфеле коммерческой недвижимости. 

— Что меняется с точки зрения инфраструктурного финансирования? Кредитования проектов государственно-частного партнерства? 

— В проектах государственно-частного партнерства заложен значительный потенциал для развития. Государство не отказывается от своих планов по развитию инфраструктуры, более того, обсуждается увеличение объемов и сроков бюджетного финансирования в целях ускорения реализации нацпроектов. Данные меры направлены на поддержание занятости на предприятиях строительной отрасли и создают предпосылки для экономического роста в стране. 

В 2019 году мы начали активно предлагать кредитование под плавающие ставки, когда ставка по кредиту привязана к ключевой ставке плюс добавляется спред за риск. Этот продукт в условиях ожидания дальнейшего снижения ключевой ставки пользуется высоким спросом

При общей потребности РФ в инвестициях в инфраструктуру на уровне свыше 30 трлн рублей у нас в активной проработке только в части транспортной инфраструктуры находятся проекты с объемом капитальных вложений свыше 1 трлн рублей. При этом, если говорить о потенциале кредитования на перспективу 2020–2024 годов, мы видим объемы, превышающие 2 трлн рублей, в первую очередь связанные с сохранением заявленных со стороны государства темпов и объемов реализации проектов в рамках Комплексного плана развития магистральной инфраструктуры. 

В число востребованных проектов включены и химические производства: в 2019 году мы приступили к финансированию сразу нескольких отраслевых проектов. Помимо этого мы ожидаем притока серьезных инвестиций в медицинские и образовательные проекты.

— Торможения работы в рамках фабрики проектного финансирования ВЭБ.РФ не предвидится? 

— Проекты фабрики идут в связке с инфраструктурными проектами, поэтому мы не ожидаем замедления. Практически все подобные проекты имеют многолетние циклы подготовки, реализации, выхода на проектную мощность, поэтому локальный кризис не влияет на нашу оценку будущего. По действующим объектам отдача ожидается через несколько лет, значит, нет смысла резко останавливать финансирование, терять ранее сделанные вложения. К моменту, когда эффект от пандемии и замедления производства окажется сглажен, мы получим готовые объекты. 

По ряду проектов мы проводим оценку экономических показателей с учетом текущей ситуации, но не ожидаем существенного влияния происходящего на эффективность начатых или будущих проектов. Запускаемые проекты инициируются уже с прицелом на меняющийся ландшафт экономики. Фабрика нацелена на рост экономики, поэтому мы надеемся, что она будет функционировать в полном объеме.

В поиске решений

— Расскажете о текущей деятельности посевного инфраструктурного фонда.

— Создание посевного фонда призвано решить актуальную проблему дефицита подготовленных проектов. Мы инициировали работу по созданию новых инструментов, позволяющих активизировать работу фонда, но ситуация пока остается неопределенной. 

— Растет ли запрос на синдицированное кредитование? 

— На протяжении последних нескольких лет спрос стабильный, около 10–20 млрд долларов. Время от времени появляются новые имена на стороне кредиторов, но на стороне заемщиков это практически одни и те же компании, в основном из экспортоориентированных секторов экономики. Как привлекали «Акрон» и «Еврохим» синдицированное кредитование, так и продолжают привлекать. Мы не наблюдаем фундаментальных изменений. 






Читайте также

Сейчас на главной

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ