Банковское обозрение

Финансовая сфера


  • Страхование банковских рисков: актуальные споры
20.12.2019 Best-practice
Страхование банковских рисков: актуальные споры

Страхование на финансовых рынках становится одним из наиболее действенных механизмов защиты прав кредитной организации и ее клиентов. Вместе с тем нередко интересы страховщиков и кредитных организаций (страхователей) не совпадают и приводят их в суд. Ряд споров в 2019 году выдались особенно примечательными: ни одна из сторон договора страхования не является очевидно слабой, уступающей в переговорной силе другой стороне. А значит, суду потребовалось устанавливать действительную волю сторон исходя не из их рыночной силы, а из буквального содержания полисов и фактических обстоятельств дел


Виктор Петров
Руководитель Арбитражной практики
VEGAS LEX

Страхование предпринимательских рисков и доказательственная база

Как установлено судами в одном из дел, между страховой компанией и банком был заключен договор страхования коммерческих кредитов на основании действующих у страховщика соответствующих правил. Страховым случаем по договору признавалось одно из событий, предусмотренных договором, в состав которых входили длительная просрочка оплаты со стороны контрагента страхователя и введение в отношении контрагента процедуры банкротства на территории России. Получив соответствующее требование кредитной организации, страховщик отказался выплачивать страховое возмещение. Не согласившись с отказом, банк обратился в суд с требованием о взыскании суммы возмещения.

Суды вплоть до суда кассационной инстанции, рассматривая спор, приходили к выводу об отсутствии страхового случая и как следствие о неправомерности требований страхователя. Основанием для отказа в иске послужили два обстоятельства. Во-первых, в состав задолженности, которая не была погашена должником-контрагентом, вошла задолженность, по мнению судов, прямо исключенная из страхового покрытия (штрафные санкции). Во-вторых, страхователь не предоставил необходимый комплект документов по запросу страховой компании.

Суды также обратили внимание на то, что страхователь не предпринял необходимых мер для взыскания задолженности с контрагента, как того требуют правила страхования коммерческих кредитов. Страховщик, в свою очередь, ссылался на подписание страхователем и контрагентом дополнительного соглашения, о котором не было известно страховщику.

С такими единообразными выводами судов трех инстанций жалоба кредитной организации была передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Отменяя судебные акты и направляя дело на новое рассмотрение, Судебная коллегия отметила, что единство терминологии в договоре поставки и полисе, а также предоставление истцом тех доказательств и расчета страхового возмещения, которые он считает уместными, не могут умалять его права на судебную защиту1

Истец воспользовался своим правом на предоставление доказательств в обоснование своих заявленных требований, а суды должны были оценить указанные расчеты.

Споры из договоров страхования (а тем более споры из договоров страхования предпринимательского риска) редко доходят до высшей судебной инстанции. Поэтому для дальнейшей практики из судебного акта можно (хоть и с натяжкой) сделать следующие выводы.

Во-первых, при равной переговорной силе сторон (а переходя к буквальному толкованию соглашения, суд явно имел в виду равенство сторон при составлении полиса) банку предоставляется возможность доказывать обстоятельства теми способами, которые ему доступны. И даже если это расчет суммы страхового возмещения, который не устраивает страховщика, такой расчет должен быть проанализирован судами.

Во-вторых, даже при отрицательной практике трех последовательных инстанций страхователь не лишен возможности донести свои доводы до Судебной коллегии Верховного Суда РФ с учетом ее полномочий.

Банк как выгодоприобретатель по договорам страхования

В последнее время в практике арбитражных судов вновь появились споры, в которых исследовалась фигура выгодоприобретателя по договору страхования. Так, в 2019 году завершились два заслуживающих внимания арбитражных дела, в предмет исследования по которым входило установление лица, которому причитается страховая выплата.

Зачастую, не выступая непосредственным страхователем, кредитные организации имеют основанный на законе и договоре интерес в сохранении имущества, которое обеспечивает исполнение обязательства собственника перед банком (обеспечительные сделки). В случае гибели имущества именно банк является основным претендентом на получение суммы страхового возмещения и фактически становится заложником требований страхователя, который может оперативно обратиться за выплатой страхового возмещения в свою пользу. Кроме того, страхователь располагает большим объемом документов, чем кредитная организация, которая не является собственником имущества.

В деле № А40-91094/2018 суды рассматривали требование добросовестного страхователя, который просил взыскать страховое возмещение в пользу банка. Однако суды указали, что, предъявляя рассматриваемые требования, истец просит взыскать страховое возмещение в пользу третьего лица, то есть, по сути, обращается в суд за защитой прав и интересов третьего лица, тогда как ему как субъекту гражданских правоотношений законом такое право не предоставлено. Указанное обстоятельство наряду с бездействием банка оказалось достаточным для отказа в заявленном иске. Точку в споре поставил Арбитражный суд Московского округа в своем постановлении от 08.04.2019 по указанному делу.

В случае гибели имущества именно банк является основным претендентом на получение суммы страхового возмещения и фактически становится заложником требований страхователя, который может оперативно обратиться за выплатой страхового возмещения в свою пользу

Риском при рассмотрении таких споров для банка остается потенциальное истечение сроков исковой давности, а следовательно, всегда проще вступить в уже существующий спор в качестве третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора. Такая стратегия для кредитной организации выгодна еще и тем, что в рамках этого же спора страхователь, заинтересованный в страховой выплате и прекращении обязательства, самостоятельно предоставит необходимые доказательства суду и страховщику.

Аналогичным образом при рассмотрении спора № А31-57/2017 суды отказали в удовлетворении иска страхователя — собственника имущества. Они основывались на том, что банк, являвшийся выгодоприобретателем по договору страхования, страховое возмещение уже получил. Примечательно, что при рассмотрении указанного спора (и иных аналогичных) суды сталкиваются с конфликтом интересов сторон и положений законодательства. С одной стороны, страхователь обладает всеми необходимыми документами и должен присутствовать при рассмотрении спора (необходима именно его активная процессуальная роль), а с другой стороны, выгодоприобретатель является получателем суммы страхового возмещения, чье мнение становится определяющим при рассмотрении спора (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 21.03.2019 по указанному делу).

Вся приведенная практика свидетельствует о том, что активная роль банка, выступающего выгодоприобретателем по страховому полису, предопределяет степень защиты его прав и законных интересов. Пассивное сопровождение споров о взыскании суммы страхового возмещения кредитными организациями чревато либо установлением преюдициальных фактов для банка (в случае его участия в споре), либо наличием негативных выводов даже без преюдициального характера (например, выводов судебной экспертизы и пр.).


1. Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.08.2019 по делу № А40-25673/2016.




Присоединяйся к нам в телеграмм
Читайте также

Сейчас на главной